Учение о Боге – Троице взято из язычества?

ТроицаНесмотря на то, что тема так называемого заимствования христианского учения о Боге – Троице из язычества неоднократно рассматривалась православными авторами, она еще периодически всплывает на просторах Интернет. Хороший и аргументированный разбор этого заблуждения противников христианства о влиянии язычества на христианство делает профессор А.И. Осипов, его аргументы повторяет Артём Григорян и другие авторы. Предлагается еще раз рассмотреть аргументы наших оппонентов и в чем-то дополнить вышеупомянутых авторов.  

Учение о едином Боге Троице в христианстве

Учение об одном, едином Боге, открывающем Себя как Отец, Сын и Святой Дух содержится в Новом Завете. Почему же Господь не открыл Себя в Ветхом Завете как Пресвятую Троицу? Святитель Николай Сербский (†1956 г.) так отвечает на этот вопрос: «Подобно тому, как человек не открывает душу свою слугам и чужим людям, но поверяет свои сокровенные тайны своим детям, так и Бог открыл тайну Своего бытия не «чужим» людям, которые были слугами и рабами Закона, но Своим чадам, детям Любви, провозглашенной в Новом Завете».[1]

В Новом Завете Сам Бог в Лице Иисуса Христа раскрывает человечеству эту тайну внутрибожественного бытия, которая выражается с одной стороны, в единстве природы (сущности), воли и действия Божьего, а с другой стороны, во внутреннем вечном единстве Трех Личностей (Ипостасей) — Отца, Сына и Святого Духа. Другими словами можно сказать, что Единство Божье относится к «внешним проявлениям», а Троичность — к «внутренней тайне» одного и того же Божественного бытия, основу которого составляет такая сущностная его характеристика как Любовь (1Ин.4:8).

Учение о Триединстве Божества сводится к следующим основным положениям:

Бог триедин, троичность состоит в том, что в Боге — Три Лица (Ипостаси): Отец, Сын, Святой Дух. Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Лица не есть три Бога, а единое Божественное существо. Поэтому Бог один.

Три Божественных Лица (Ипостаси) отличаются Друг от Друга не силой, властью, временем происхождения или божественным достоинством, а личными (ипостасными) свойствами: Отец не рожден, т.е. Бог Отец не рождается и не исходит от другого Лица. «Я написал вам, отцы, потому что вы познали Безначального» (1Ин.2:14). «Но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им» (1Кор.8:6).

Сын рожден (вечно рождается) от Отца, т.е. предвечно или прежде всех времен, прежде возникновения самого времени — в вечности получает Личное бытие. Иисус Христос, Сын Божий «есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари» (Кол.1:15). «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16).

Святой Дух вечно исходит от Отца, т.е. предвечно — вне времен получает от Отца бытие. «Дух истины, который от Отца исходит» (Ин.15:26).[2]

Слово «предвечно» означает, что никогда Отец не был без Сына и без Святого Духа, т.к. Бог, Пресвятая Троица, вечный и неизмененный. (более подробно см.: Православное учение о Боге). 

Следовательно, одна Ипостась или Лицо Святой Троицы не есть треть от общей божественной природы или сущности, но вмещает в Себя всю полноту Божественной природы. Отец есть Бог, а не треть Бога, Сын также есть Бог и Святой Дух — тоже Бог. Но все Лица Троицы не есть три Бога, а только Один Бог. Т.е. три Ипостаси не делят единую природу на три сущности, но и единая природа не сливает и не смешивает три Ипостаси в одну.[3] По словам святителя Григория Богослова, Троица ― это не число, «а наименование, соединяющее то, что неразрушимо соединено по естеству».[4]

Однако, когда мы говорим о Ипостасных свойствах Лиц Пресвятой Троицы, необходимо помнить слова преп. Иоанна Дамаскина, что «образ рождения и исхождения ― непостижим».[5] При этом, по словам проф. С.С. Верховского, рождение и исхождение Лиц в Святой Троице нераздельны, их нельзя отделить одно от другого, как нельзя отделить Истину от Жизни (Сын Божий есть Образ Отца, Его Слово, Истина и Премудрость, а Святой Дух есть Дух или ипостасная Жизнь Отца и тем самым и всей Св. Троицы).[6]

Святитель Василий Великий говорит, что Божественные Ипостаси не разделены временем, пространством и волею. Лица Святой Троицы повсюду пребывают совместно, т.е. действие Бога одно, Его воля и благодать — одна[7]. Лишь в отношении домостроительства Божиего, т.е. нашего спасения, которое осуществляется во времени, в Писании могут употребляться выражения, которые говорят о действии отдельных Лиц Святой Троицы: Сын желает (см., напр. Лк.12:49), Святой Дух дает (см., напр. 1Кор.12:8) и т.п. Тем не менее, по сути это единое действие Отца, Сына и Святого Духа – Троицы единосущной и нераздельной (желание, раздача духовных даров).

Преподобный Иоанн Дамаскин пишет об этом, что Три Ипостаси «пребывают Одна в Другой» без слияния или смешения, так что у Них существует совершенное тождество «как воли, так и деятельности, и силы, и могущества».[8]

На основании Священного Писания и учения Апостолов Христовых, святитель Григорий Богослов заключает, что необходимо чтить «Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святого, три личности, единое Божество, нераздельное в славе, чести, сущности и царстве» (Слово 31. О богословии пятое, о Святом Духе).

Попытка обвинить христиан в заимствовании учения о Святой Троице из языческой философии и мифов основывается на незнании самого христианского учения о Боге и языческого мировоззрения. Либо это сознательная провокация и введение людей в заблуждение. Можно сослаться на слова святителя Григория Богослова (†389 г.), который учился в Афинской языческой философской академии (окончил в 360 г.) и происходя из христианской благочестивой семьи с детства был воспитан в истинах христианской веры. «Скажут: Что ж? Не одно ли Божество и у язычников, как учат те из них, которые совершеннее других философствовали? И у нас целый род ― человечество. Однако же у язычников богов, как и нас людей, много, а не один. Но там, хотя общность имеет единство, представляемое только мысленно, однако же неделимых много и они разделены между собой временем, страстями и силой… Но не таково наше учение…. Напротив того, каждое из Них (Лиц Святой Троицы) по тождеству сущности и силы, имеет такое же единство с Соединенным, как и самим Собой».[9] Сущность в языческих богах, говорит свт. Григорий, усматривается лишь логически, в Боге же она пребывает реально, конкретно.[10]

Святитель Григорий Нисский на основании такого учения объясняет язычникам, которые пытались обвинить христиан в трехбожии, принципиальную разницу между христианством и их заблуждениями: «Ибо Лица Божества нераздельны между Собою ни по времени, ни по месту, ни в воле, ни в начинаниях, ни в деятельности, ни в том, чтобы претерпевать что-либо подобное усматриваемому в человеке, кроме одного только, что Отец есть Отец, а не Сын, Сын – не Отец; а подобно сему и Дух Святой – не Отец и не Сын. Почему никакая необходимость не заставляет нас называть Три Лица тремя Богами» (К эллинам. На основании общих понятий).

По словам святых отцов и православных богословов, тайна Святой Троицы есть Откровение Божие, иначе невозможно объяснить те места в Священном Писании в которых говориться о Божественном достоинстве Отца, Сына и Святого Духа[11]. Человеческий разум не мог бы такого выдумать, поэтому для нас остается не сухое и ни к чему не обязывающее рациональное знание, а живая, сверхразумная и благодатная вера, т.е. доверие Богу. По словам протопресвитера И. Мейендорфа, «бытие Божие и, значит, окончательный смысл ипостасных связей и взаимоотношений понимается как совершенно превышающие умопостижимость, определимость доказательность».[12]

Идея плагиата в христианстве и её анализ

Пример аргументации противников христианства можно оценить по цитате, которую они приводят в подтверждение своих постулатов. Это известное место из статьи С.С. Аверинцева из энциклопедии «Мифы народов мира» (под ред. С.А. Токарева): «Само по себе учение о том, что на божественном уровне бытия троичность и единичность оказываются в каком-то смысле тождественными, не специфично для христианства; это устойчивый мотив самых различных религиозно-мифологических систем (ср. Тримурти – триединство Брахмы, Шивы и Вишну – в индуистской мифологии; многочисленные группировки божеств по 3 или по 9 = 3×3 — в египетских мифах и культах; образы 3 мойр, 3 или 9 муз, трёхликой Гекаты — в греческой мифологии; «семейные» триады Юпитер – Юнона – Минерва и Церера – Либера – Либер — в римском культе и т. п.)»[13].

Однако почему-то на этом месте цитату прерывают и пытаются представить её как подтверждение своих домыслов о христианском вероучении. Но дальнейший текст отечественного философа и историка культуры совершенно опровергает главный постулат критиков христианства: «Однако ипостаси или лица христианской Троицы — не взаимозаменимые двойники или маски единой безличной стихии, их единство не есть ни рядоположность, ни слитность. неразличенность личностей, не до конца вычленившихся из родовой бессознательности политеистического божественного коллектива; напротив, они проницаемы друг для друга лишь благодаря полному личному самостоянию и обладают самостоянием только благодаря полной взаимной прозрачности, ибо эта проницаемость есть чисто личное отношение любви. Различие между триадами язычества и Троицей христианства — это различие между взаимопереходом стихий и взаимоотражением личностей, между двойничеством и диалогом <…> Троица в христианстве не есть и последовательность нисходящих ступеней абсолюта, какова философская триада неоплатонизма»[14].

Тему синкретизма и заимствования любят воспроизводить не только мусульмане и сектанты-антитринитарии, её пытаются эксплуатировать и наши отечественные неоязычники (якобы родноверы). Последние благодаря своей неуёмной фантазии досочинялись до того, что христиане якобы просто взяли и присвоили себе «древнюю славянскую» веру в Триглава. Однако они не могут определиться толи это выдуманные и взятые из фейковой Велесовой книги «Явь – Навь — Правь», или же «Сварог-Перун-Свентовид». Поскольку неоязычники не признают такие научные дисциплины как история и археология, кроме альтернативных их вариантов (лженаука), нездоровые фантазии сектантов воспроизводят еще и других кандидатов в состав Триглава[15].  

Где только не пытаются антитринитарии найти истоки христианского учения о Троице: в индуизме, буддизме, религиях Двуречья (Шумер, Вавилон, Ассирия), в Египте и т.д. Рассмотрим аргументацию сторонников языческого заимствования в христианском богословии.

Индуистская Тримурти и христианский Бог

В индуизме существует представление о трех божествах – тримурти: Брахме, Вишну и Шиве.  Каждый из этих божеств имеет соответствующие функции: создателя, хранителя и разрушителя мироздания[16]. Первоначально западные исследователи при знакомстве с индуистскими верованиями склонны были видеть в концепции тримурти («санскрит., букв. – три образа; его иконографическое изображение – одна голова с тремя лицами») идею, повлиявшую на учение о христианском Боге-Троице. Однако, как пишет проф. А.И. Осипов, оказалось, что «само возникновение Тримурти произошло под влиянием христианского учения о Святой Троице, которое было проповедано бежавшими из Византии сторонниками осуждённых еретических учений. Таким образом, этот языческий аналог христианской Троицы явился не ее причиной, а следствием»[17].

Действительно, представление о тримурти возникло достаточно поздно, в период пуран (примерно 300—1200 гг.) на подъёме развития философии послеведического индуизма. Сами пураны, по мнению С. Радхакришнана, носят эклектичный характер и «представляют собой смесь философских доктрин с распространенными верованиями»[18]. Именно здесь можно заметить влияние христианского учения о Боге на индуистскую тримурти. Такие древние христианские авторы, как святитель Григорий Богослов и блаж. Иероним Стридонский пишут о проповеди апостола Фомы на территории Индии (прим. 52 г.). Известно, что предшественник Климента Александрийского на посту главы христианской богословской школы Пантен, удалился в 190 г. в Индию для проповеди христианства. А в середине IV веке в Индию прибывают Фома Канский, торговец из Эдессы вместе с 72 христианскими семьями и епископом Иосифом[19]. Очевидно, что задолго до появления идеи тримурти в Индии были знакомы с христианским учением о Боге-Троице.

Современные авторы замечают, что сходство тримурти с Троицей «не очень-то близкое, и индуистское триединство, в отличие от Святой Троицы христиан, никогда в сущности не «было популярным». Весь индуистский тринитаризм имел тенденцию к принятию только одного бога из трёх; таким образом, из контекста ясно, что гимн Калидасы к Тримурти в действительности адресован Брахме, который рассматривается как верховный бог. Тримурти являлся, фактически, искусственной величиной, и имел мало реального влияния.

Идея тройственности в единстве, однако, ещё чужда этой системе; каждый член её является отдельным самостоятельным мифологическим лицом. Дальнейшим шагом к образованию троицы тримурти являются частичные попытки отождествления каждого из трёх божеств друг с другом, встречающиеся уже в индийском эпосе, в позднейших его составных частях. Единственное место в «Махабхарате», в котором уже ясно высказывается идея троичности, носит очевидные следы позднейшего происхождения («оно создает образ Брахмы, получает форму в виде Пуруши и разрушает естеством Рудры — таковы три состояния владыки тварей»)»[20].

По мнению индолога проф. В.К. Шохина, «несмотря на желание неоиндуистов представить тримурти в качестве ближайшего аналога христианскому тринитарному догмату, их сопоставление выявляет скорее глубинные различия. Уже один из первых исследователей «Бхагавата-пураны», французский индолог Ж.Руссель, отмечал нераздельность в тримурти божественной манифестации и мистификации, справедливо подчеркивая, что здесь речь идет о трех функциональных масках Анонима, но никоим образом не о единстве Трех Лиц»[21].

Подытожить можно словами А. Григоряна: «Брахма, Вишну, Шива – три главные божества, раздельные в своих сущностях и в своих функциях. Здесь нет ни единосущия, ни единства воли, ни даже постоянного единоначалия, единовозглавления. Это – пантеистический политеизм»[22].

Более того, наличие в позднейшем индуизме трех верховных божеств вовсе не исключает существование других представителей языческого пантеона.

Примерно такого же уровня попытки у антихристиан найти параллели с Троицей в буддизме. Здесь все выглядит еще все более натянутей. «В достаточно поздних индуистских текстах не исключается косвенное влияние на концепцию триединства буддизма, (ветвь махаяны) с его учением о трёх телах Будды (трикайя)» См. здесь. Опять видим более позднее происхождение этой концепции и отсутствие влияния на христианство.

Древние триады религий Двуречья

В данном случае выясняется, что с шумеро-аккадской троицей наши оппоненты не просто переборщили, а откровенно наврали. По словам одного иеговистского автора, эта троица должна состоять из «отца богов» Ану, его могущественного сына Энлиля (или Эллиль) и Энки. Хотя у всех у них есть жены-богини: Ураш или Ки (у Ану), Нинлиль (у Энлиля), Дамгальнуна (у Энки), а у «верховного» бога Ану по в аккадской поэме «Энума элиш» есть свои «родители» Аншара и Кишар. Соответственно, у всех этих божеств имеется «божественное» потомство. Характер божеств и их действия совершенно противоположны: Энлиль является злобным божеством по отношению к людям, а Энки, наоборот, защитник людей перед богами[23]. Интересно, где здесь можно увидеть заимствование учения о едином Боге Троице христианами?

Триады божеств в Египте

Подобная ситуация складывается и с Египетским языческим пантеоном. Как бы не замечая христианского учения о едином, т.е. одном Боге – Троице, наши критики говорят о нескольких триадах божеств в египетской религии. В зависимости от местности и соответствующей ей космогонии египтянами почитались разные божества. Различают гелиопольскую, мемфисскую, гермопольскую и фиванскую космогонию. Если не учитывать весь контекст языческой египетской космологии, то еще можно с натяжкой говорить о происхождении первых трех богов, однако от них уже происходит множество других божественных персонажей египетского многобожия (где 8, где 9 и более божеств).

Оказывается, что первый персонаж триады производит других в результате самооплодотворения (мерзость). При более подробном изучении выясняется, что первое божество, произведшее других двух, вовсе и не первое. Есть еще равные ему или до него существовавшие т.н. боги. Например, в гелиопольском мифе есть первоначальный океан или Хаос – Нун, из которого и появляется первый бог Атум. Также наряду с этим богом в некоторых вариантах гелиопольской космогонии упоминается «изначальная божественная птица Бену, как и Атум, никем не сотворённая»[24]

Некоторые некомпетентные авторы пытаются увидеть троицу божеств в Осирисе, его жене Исиде и их сыне Горе. Однако в мифе об этих самых известных обывателю божествах они не совсем главные. В частности, Осирис был сыном бога Ра[25]. Да и кульминационную тяжбу Сета и Гора (Хора) судит девятка других богов…[26] Где же тут параллели с христианским учением?

Для тех, кто считает, что Воскресение Господа Иисуса Христа было вариантом мифа об «оживлении» Осириса, то им можно поправить мозги здесь.

Попытки найти Троицу в зороастризме

Зороастризм является примером дуалистического мировоззрения, а реформа Заратуштры лишь усилила эти дуалистические тенденции[27]. «Основой иранской мифологии было учение о противоборстве двух взаимоисключающих космических принципов»[28]. В принципе на этом можно было бы закончить поиск мнимого плагиата в христианстве. Христианство не признает двух извечных божественных начал, тем более начало злое. У нас только одно начало – один Всеблагой Бог.

Помимо всего, предлагаемая зороастрийская троица — Ахурамазда, Арту Вахишта и Воху Мана входила в состав Амеша Спента — семи добрых духов, возглавляемых Ахурамаздой[29]. Так что и с троичностью здесь проблемы, т.к. в зороастризме надо говорить не о троице, а о семирице.))) А общее число древних божеств в иранской мифологии достигало аж 33 штук[30].

О зороастризме см.: Питанов В.Ю. Зороастризм, или о чем не учил Заратустра

Поиск Троицы в греко-римской религии

О верховной троице богов в древней греческой религии никому ничего не известно (ну кроме атеистов и иеговистов))). Видеть в разделении по жребию части мироздания на три области: небо, океан и подземный мир с соответствующими правящими ими божествами (Зевс, Посейдон и Аид) указание на троицу – это нездоровая фантазия. Поэтому здесь критики христианства не утруждают себя ссылками на какие-либо источники или исследования. Действительно, очень трудно найти там учение о триедином Боге, зная основной мотив «Теогонии» Гесиода – это «борьба между поколениями богов за верховную власть»[31].

Более интересной представляется культ греческой богини Гекаты, считавшейся «древнейшей греческой формой триединой богини». Она изображалась с тремя соединенными телами и тремя головами, что, как считается, указывало на ее связующую роль между небом, землей и подземным миром. Но, как замечает проф. А.И. Осипов, «это одно божество, лишь имеющее три различных функции и потому выступающее под различными образами»[32].

В римской языческой религии также сложно найти какую-либо схожесть с христианской Троицей. Можно лишь заметить почитание тех или иных «богов» в виде триад, притом с разными функциями, которые у них никак не пересекаются с функциями других членов триады. При этом, как пишет М. Элиаде, состав божеств триады менялся с течением времени. Внутри самой триады нет единства по положению и по времени. Вообще выделять триады главных божеств при наличии множества других языческих богов дело сомнительное. Например, древний римский историк Тит Ливий (ум. 17 г. нэ) рядом с именами четырех высших богов (Янус, Юпитер, Mapc, Квирин) упоминает Беллону и Лару (божества войны и земли) и др.[33].  

Поиск параллелей с Богом- Троицей в христианстве и семейными триадами в язычестве бесперспективен, т.к. они не имеют ничего общего. По словам А.И. Осипова, жизнь языческих богов рассматривается здесь по образу человеческой семьи: отец, мать, ребенок. «Например, в римской религии – это Юпитер, Юнона, Минерва, в греческой – Зевс, Гера, Афина, в египетской – Осирис, Изида, Гор. Этих триад множество. Что отличает их? Каждый из богов имеет свою природу, но не одну, (срав. арианство); у них нет духовного единства, они способны даже вступать в противоборство друг с другом; в них обязательно присутствует женское божество (вторая «ипостась») – рождающая богиня-мать; третье божество – плод двух других (срав. католическое Филиокве). И все эти три бога не равны между собой.

Очевидны принципиальные отличия христианской Троицы от семейных триад. В Святой Троице рождает Отец, второй Ипостасью является Сын, а не богиня-мать, третья – неведомый язычеству Дух Святой. То есть, кроме числа три в этих триадах нет ничего общего с христианской Троицей»[34].

Троица в славянской мифологии?

В данном случае сказки о влиянии славянской мифологии на христианское учение выглядят еще более безумными. По мнению современных историков, а не сторонников альтернативной хронологии, первые исторические упоминания о славянах (под своим именем) появляются в VI в. н. э. Соответственно, и данные о верованиях славян не могут появиться раньше. По мнению В.Я. Петрухина и Д.С. Раевского лишь к «VI в. в Центральной и Восточной Европе складывается славянская этнолингвистическая общность, которую можно считать метаэтнической или суперэтнической общностью»[35]. Как же здесь быть с христианским учением о Боге -Троице, которое даже по ложному представлению противников христианства возникает на I Вселенском Соборе в 325 году? (о ложности этого мифа см. здесь). Как славянская мифология, о которой ничего не было известно византийцам как минимум до VI в н.э. на что-то там повлияла?

Теперь касаемо самой славянской мифологии. О ней писалось несколько выше. Можно добавить следующее: наши критики видят влияние из-за факта наличия в языческом пантеоне славян божества Триглав, изображаемого в виде идола с тремя головами (кстати в народном фольклоре и сказках очень четко выражается отношение к язычеству и таким божествам в виде отрицательного персонажа – трехголового Змея Горыныча). Само представление о Триглаве как о высшем боге встречается только у балтийских славян и лишь однажды. Оно возникает достаточно поздно, т.к. Триглав фактически копирует функции Свентовита, т.е. оригинальности здесь нет[36].

Как отмечают исследователи, ярко выраженная «многоголовость богов у балтийских славян» можно думать связанна с тем, «что некоторые божества объединяются в одногрупповое божество, разные ипостаси которого отражают различные степени производительной силы»[37]. Получаем разных богов, искусственно сведенных в некое трехголовое чудище, которые еще и отличаются по своим так сказать функциям и силам. Вывод – ничего общего с учением христианского Откровения. А учитывая более позднее происхождение славянской мифологии и хорошее знакомство балтийских славян с христианством, вероятнее всего следует предположить обратное влияние христианского учения на славянские языческие верования.

Поиск влияния языческой философии на учение о Святой Троицы

У философа Плотина имеется учение чем-то похожее на учение о Троице. Его троица состоит из трех единых по природе ипостасей: «Единое», «Ум» и «душа мира». Но эти ипостаси никогда не понимались неоплатониками как личности, хотя природа их одинакова, но не тождественна друг другу, т.к. ипостаси не равны. Что самое интересное, так это то, что термин ипостась вероятнее всего был заимствован неоплатониками у христиан, а не наоборот.  

Например, П.К. Грезин в своем исследовании пишет о том, что никакого влияния языческой философии на христианское учение о Трех Ипостасях Бога не было. Вероятнее всего было обратное влияние христиан на философию неоплатоников[38]. Известно, что первым, кто представил развернутое учение о Трех Ипостасях Божества был христианский философ и апологет Ориген («Толкование на Евангелие от Иоанна»). Он именно попытался объяснить древнюю апостольскую веру в единого Бога Отца, Сына и Святого Духа. Не следует думать, что до Оригена не знали о Боге-Троице.

Также общеизвестно, что он учился философии у бывшего когда-то христианином Аммония Саккаса (с 211-216 гг.). Другой знаменитый ученик Аммония – основатель неоплатонизма Плотин впервые приходит на занятия этого бывшего христианина лишь в 232 году. Считается, что именно Плотин является создателем неоплатонического учения об ипостасях[39].

Самое важное то, что термин ипостась в христианском богословии Ориген употребляет намного раньше начала обучения Плотина у Аммония Саккаса, а именно в 224-230 гг., когда им были написаны первые главы сочинений «Толкования на Евангелие от Иоанна» и «О началах». Из этого следует вполне логичный вывод в отношении термина ипостась: «Скорее следовало бы предположить, что Ориген повлиял на Плотина, и на Аммония тоже – как гениальный ученик на учителя, а через Аммония – на всю его школу»[40].   

Следует добавить, что у Плотина термин «ипостась» применяется к Единому крайне редко и всегда с оговорками. По словам исследователей, «термин «ипостась» может быть применен к нему только в переносном смысле». Троица Плотина представляет собой нисходящую иерархию духовной природы, которая проявляется в непрерывной эманации ипостасей. Ипостаси – это безличные внешние энергии такого же безличного первоначала, отличающиеся по иерархии (по своему месту) и по природе (так сказать по концентрации в себе первоначальной божественной сущности). Вообще, философия неоплатоников представляет в этом смысле обыкновенный пример языческого пантеизма – «всебожия» (единоприродность и растворенность божества и мира), что никак не соотносится с библейским учением о Боге – Творце.

Завершить этот раздел можно словами протоиерея О. Давыденкова: «Таким образом есть существенное различие в учении о троице на вершинах античной философии и в христианстве»[41]. Следовательно, гипотеза о заимствовании христианами у языческих философов опять не находит подтверждения.

Заключение

Были рассмотрены все возможные языческие заимствования, на которые указывают наши критики в христианском учении о Боге – Троице. При легко находимых светских, т.е. нехристианских, исследованиях по религиоведению и истории религий, и при непредвзятом сравнении христианского учения с предполагаемыми заимствованиями получаем очевидный результат: Никаких заимствований или влияний на христианство со стороны язычества не обнаружено.

Относительно влияний язычества на христианство можно добавить еще несколько соображений. Основная идея необнаруженных заимствований из язычества состоит в том, что языческое многобожие вдруг отказалось от других богов и выделило из себя только трех главных. А христиане из язычников якобы все это перенесли в свою новую веру.

Это выглядит очень странно, т.к. процесс развития, эволюции религии предполагает увеличение количества божественных персонажей, а не их сокращение. В науке это называют переходом от первоначального прамонотеизма к политеизму. Как об этом пишет М. Элиаде:

«Верховный небесный бог повсюду уступает место другим объектам почитания. Морфология подобной субституции может быть различной, но смысл ее практически везде один и тот же: отход от трансцендентности и пассивности небесного существа и обращение к более динамичным, активным и легкодоступным формам религии» (Очерки сравнительного религиоведения. М.: Ладомир, 1999. С. 63).

С чего это вдруг происходит сокращение божеств у язычников, ведь это не развитие, а регресс? Может быть все дело во влиянии на язычество библейского монотеизма? Только в этом случае можно удовлетворительно объяснить данный феномен. Что же касается ветхозаветных, точнее иудейских оснований для почитания Иисуса Христа как Бога и Святого Духа наряду с Яхве (т.е. идея Единого Бога-Троицы), то по этой теме сейчас имеется немало публикаций. Например, профессор талмудических исследований Факультета ближневосточных исследований и риторики Университета Калифорнии (Беркли), раввин Даниэль Боярин пишет: »Идеи Троицы и воплощения или, безусловно, истоки этих идей, уже присутствовали среди евреев в то время, когда Иисус воплотил в себе эти теологические ожидания и принял мессианское звание». См. еще: Григорян А. Иудейские корни «высокой христологии».   

Таким образом, можно утверждать, что христианское учение уникально. Оно в силу своей парадоксальности и сверхрациональности не может быть плодом ума человеческого. Это Откровение Единого, Истинного Бога -Троицы, которое мы находим в Священном Писании – Библии.

протоиерей Дмитрий Полохов.

P.S. см. еще по теме: Где сказано, что Иисус Христос Бог и причем здесь Бог Троица? 

Скерцо Игорь. Тайное царство Сторожевой Башни; Учение о Св. Троице не взято из греческой философии ; Nevsk. Триада в христианстве, язычестве и индуизме

Сноски и примечания:

[1] Николай Сербский, свт. Православный катехизис. Клин, 2009. С.47.

[2] Мы различаем Лица в Святой Троице только по их ипостасным особенностям, которые показывают их соотносимость по происхождению. Эту соотносительность надо понимать апофатически (т.е. не буквально ― это «путь отрицаний» несвойственных Богу тварных качеств). Ипостасные отношения говорят лишь о том, что что Отец не есть Сын или Святой Дух, Сын ― не Отец и не Дух; Святой Дух ― не Отец и не Сын. Апофатические понимаемая соотносительность говорит о различии Лиц Святой Троицы, но не указывает, каким именно образом Они происходят. В исламском богословии, особенно у суфиев, есть такое понятие как аль-Гайб, которое говорит о непостижимости божественной тайны, знание, доступное только Богу. В таком значении ал-гайб употребляется в Коране (3:174 и др.) и в хадисах. Несмотря на «сокровенность» и «непостижимость», ал-гайб, согласно Корану и тафсирам, является объектом веры (К. 2:3—4) и ниспосылается пророкам. В этом смысле христианское учение о Боге по исламской терминологии может быть отнесено к сокровенному знанию, т.е. ограниченный человеческий разум постичь его до конца не может и необходима вера.   

[3] См.: Илларион (Алфеев), иером. Таинство веры. М., 1996. С.43.

[4] Цит. по Лосскому В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991. С. 33. В рус. пер. — Слово 22, 10. PG. 35 Col. 1161 С.

[5] Иоанн Дамаскин, прп. Указ. соч. С.92.

[6] Верховский С.С. Бог и человек. М., 2004. С.404, 405, 406.

[7] «Но кто представил в уме Отца, тот представил и Его в Нем Самом, и вместе объял мыслью Сына. А кто имеет в мысли Сына, тот не отделяет от Сына и Духа» (Василий Великий, свт. Письмо 38. К Григорию брату [О различении сущности и ипостаси] // Его же. Творения. Т. 3. СПб., 1911. С.54).

[8] Иоанн Дамаскин, преп. Точное изложение православной веры. М., Ростов-на-Дону, 1992. С.23. Ср. Там же. С.24-25.

[9] Григорий Богослов, свт. Собрание творений. В 2т. М.: СТСЛ, 1994. Т.1. 452.

[10] Следует отметить, что термин «ипостась» встречается и у нехристианских авторов, прежде всего у философов неоплатоников, однако у язычников Бог никогда не мыслился как Личность. «Три неоплатонические ипостаси трактуются как три единства», притом это «разные типы единства». (А.Ф. Лосев).

[11] См.: Полохов Д., прот. Православное учение о Боге ; Где сказано, что Иисус Христос Бог и причем здесь Бог Троица? 

[12] Мейендорф И., протопр. Византийское богословие: Исторические направления и вероучение. М.: Когелет, 2001. С.321. Преп. Максим Исповедник говорил о Св. Троице: «Бог есть тождественно монада и триада» (1=3) (Там же).

[13] См.: Аверинцев С.С. Троица //Мифы народов мира. Энциклопедия / под ред. С.А. Токарева. [Электронное издание]. С. 996.

[14] Там же. С. 996-997.

[15] О ложности фантазий «родноверов» свидетельствует, например, общепринятое в научном сообществе мнение о том, что языческий бог Световит (Свентовид, Святовит) был известен только полабским славянам и не имел общеславянского распространения. У сербов и хорватов топонимика и имена собственные относятся к святому мученику Виту, а не славянскому божку. (См.: Маркович Миодраг. Култ светог Вита (Вида) код Срба у средњем веку).

[16] Серебрянный С.Д. Тримурти// //Мифы народов мира. С.995.

[17] Осипов А.И. Бог-Троица и языческие триады

[18] Радхакришнан С. Индийская философия. Т.2. С. 335. 

[19] Бондарчук Анна. Христианство в Индии

[20] См.: Nevsk. Триада в христианстве, язычестве и индуизме.  Об этом упоминает и С. Радхакришнан (Индийская философия. Т.2. С. 336.).

[21] Шохин В.К. Тримурти / Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН. 

[22] Григорян Артем. Христианская Троица и языческие триады

[23] См.: Мифы народов мира. Энциклопедия / под ред. С.А. Токарева. [Электронное издание]. С. 61, 1119.

[24] См.: Рак И.В. Мифы Древнего Египта. — СПб.: Издательство «Петро — РИФ», 1993. С. 34.

[25] Там же. С. 93.

[26] См. Там же. С. 116-122.

[27] Брагинский И.С., Лелеков Л.А. Иранская мифология // Мифы народов мира. Энциклопедия. С. 463.

[28] Там же. С. 461.

[29] Там же.

[30] Там же. С. 462.

[31] Элиаде М. История веры и религиозных идей. Т.1: От каменного века до элевсинских мистерий. М., 2002. С.231.

[32] Осипов А.И. Бог-Троица и языческие триады.

[33] См.: Элиаде М. История веры и религиозных идей. Т.2: От Гаутамы Будды до триумфа христианства. М., 2012. С.105-106. 

[34] Осипов А.И. Бог-Троица и языческие триады.

[35] Петрухин В.Я., Раевский Д.С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье

[36] Иванов В.В., Топоров В.Н. Славянская мифология // Мифы народов мира. Энциклопедия. С. 932-933.

[37] Там же. С. 933.

[38] Грезин П.К. Богословский термин «ипостась» в контексте позднего эллинизма // Богословский Вестник. Сергиев Посад, 2005-2006. №5-6. С. 214.

[39] Месяц С.В. Ипостась // Православная энциклопедия

[40] Грезин П.К. Богословский термин «ипостась» в контексте позднего эллинизма. С. 214.

[41] Давыденков О., свящ. Догматическое богословие: учеб. пособ. М.: ПСТГУ, 2006. С.142.

Добавить комментарий

двенадцать + 20 =