Зло, страдания и Бог

зло страдание Бог

прот. Дмитрий Полохов

Как совместить присутствие зла и страданий в мире с существованием Всемогущего и Благого Бога? Соблазн зла является одной из причин для сомнения в существовании Бога. Обычно атеисты задают вопрос о том, почему же если Бог есть, Он допускает столько страданий, преступлений, стихийных бедствий и смертей невинных людей? Почему Бог не искоренит зло и не сделает жизнь людей лучше?

На основании самого Божественного Откровения христианство настаивает на том, что Бог не является источником и причиной зла в мире. «Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих» (Прем.Сол.1:13). «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (Иак.1:13). Откуда же тогда взялось зло? Для того, чтобы ответить на этот вопрос необходимо посмотреть на него с исключительно рациональной точки зрения. Если Бог существует, и Он благ, то наша жизнь должна состоять из хороших моментов и наполнена приятными для нас вещами. Однако если Бог есть, то Он в силу Своей Премудрости и щедрости будет стремиться к тому, чтобы одарить нас еще более глубокими и полезными для нас вещами, чем просто удовольствия различного рода[1].

Что же это за вещи? Несомненно полезным и благим для нас является обладание свободой. Свобода — это прекрасное чувство, которое лежит в основе жизни нашей личности. Бог, наделяя свободой человека, поступает подобно любящему отцу, который дает право своему старшему сыну распоряжаться имуществом и присматривать за младшими братьями и сестрами в доме. Таким образом Бог дает возможность нам самим быть соучастниками в Его заботе о мире и о других людях, дает возможность поступать нам так, чтобы мы могли изменять сами себя, изменять других людей, неодушевленный мир. Если бы каждый раз отец вмешивался в процесс нашего самостоятельного хозяйствования и понуждал нас к тому или иному выбору в наших поступках, то это не принесло бы нам такой пользы и блага, ведь наш выбор был бы предопределен и его результаты и ответственность за него нам бы тоже не принадлежали.

Без свободы выбора не может быть и ответственности, нельзя говорить о самостоятельности, а это ведь несомненное благо. Свободный и ответственный выбор предполагает выбор не между двумя одинаково хорошими и несущественными альтернативами, а между взаимно противоположными вещами без чего нельзя предположить разный и даже противоположный результат такого выбора. Без выбора между взаимоисключающими вариантами нельзя говорить и о его плодах: хороших и плохих, успешных и неудачных. Нельзя предположить какого-то опытного познания, прогресса в учебе, работе и т.п. Ведь благом для нас является не только положительный опыт, но и отрицательный, он даже в чем-то более эффективный, т.к. лучше запоминается и помогает исправиться, стать лучше, не делать каких-то ошибок в жизни.

Поэтому дар свободы и связанная с ней ответственность предполагает возможность делать выбор между добром и злом, «причем выбор, имеющий большое значение для действующего, для других и для мира».[2] Еще одним несомненным благом, которым наделяет нас Бог, является творческая способность человека. Творчество без свободы невозможно, иначе оно не может принести удовлетворения человеку. Хороший Бог подобно хорошему отцу делегирует ответственность. Для того чтобы допустить творческое участие человека в созданном Им мире Бог предоставляет нам возможность выбрать не только то, что хорошо и полезно, но и то, что может нарушать божественный план. Логически невозможно, чтобы Бог наделил нас такой свободой воли, которая предполагала бы только правильный выбор.

Самое прекрасное и возвышенное чувство, на которое способен человек ― это любовь. Любовь без свободы невозможна и именно поэтому Бог по Своей совершенной и всеблагой любви дает нам свободу без которой мы не смогли бы проявлять ответную любовь в отношении Его. Именно по Своей всеблагой любви Бог творит вселенную и человека, чтобы он, как существо разумное и свободное стал бы не по необходимости, а по любви участником в тех вечных благах, которыми обладает Господь.

По словам святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского, «По бесконечной благости и любви Своей Бог желает иметь благодатных причастников славы Своей.[3] Венцом всего мирового процесса должно стать преображение, т.е. озарение славой Божьей всего мира, которое обозначается таким богословским термином как «обожение» (θέωσις ) (по отношению к человеку это состояние можно определить, как богопознание, святость).[4] Обожение — это соединение с Богом, просвещение, прославление человека Божественной силой – благодатью Святого Духа, приобщение к качествам Божьего бытия: святости, праведности и самое главное – к Его Любви (см.: Ин.17:21; 1Ин.4:7-8). А через человека произошло бы и преображение всего мира, во главе которого человек был поставлен Богом при сотворении.[5]

Откуда же тогда взялось зло?

В сотворенном Богом мире зла не было. По словам свт. Афанасия Великого «вначале же не было зла» (см. Ветелев с.44), т.е зло не сотворено Богом. Из Священного Писания мы знаем, что все творение Божие «хорошо весьма» (Быт.1:31). «Ибо всякое творение Божие хорошо…» (1Тим.4:4). Однако наличие свободы предполагает возможность не участия разумных и наделенных Богом созданий (ангелов и человека) в Божественной благости и любви, о которых говорилось выше.

Бог по Своей любви (1Ин.4:8) есть источник блага, Он же есть источник жизни для всего существующего.[6] Соответственно выбор, который имеет своей целью противопоставление своей личной воли воле Творца, Его замыслу о мире и о человеке не может соединить делающего такой выбор с Богом, наоборот, удаляет от Него. Однако удаление от Источника всех благ Бога ведет к отсутствию блага, т.е. к тому, что составляет его противоположность ― злу. Удаленность от источника Жизни ― ведет к тому, что не есть жизнь, т.е. к смерти. Именно об этом говорит нам Священное Писание Церкви ― Библия.  «Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего; но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его» (Прем.Сол.2:23-24). «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили». (Рим.5:12). Если буквально перевести с др.-греч. языка слово грех ― ἁμαρτία (амартиа), то оно означает ошибку, промах (выстрел мимо цели). Таким образом ложный путь ведущий мимо подлинной цели человека — не к Богу, т.е. не к Благу, не к вечной жизни, есть путь ведущий к противоположному состоянию: злу, греху, к смерти.

В отличие от других монотеистических религий христианство утверждает, что Бог не сотворил ни зла, ни смерти. Зло появляется как следствие грехопадения вначале в мире ангельском (см.: Откр.12:7-9), затем после отпадения человека от Бога входит и в сотворенный Творцом добрым видимый мир. Смерть есть следствие греха, ― она вошла в материальный мир вследствие неверного, злого выбора свободной человеческой воли, о чем нам говорит событие грехопадения прародителей человеческого рода (Быт.2:17 и 3 гл.).

Зло — не какая-то сущность, не то, что сотворено Богом, а то, что есть следствие свободного выбора разумных существ. Причина и источник зла – личная воля, свободных и разумных существ. Движение воли в сторону от Источника бытия и Абсолютного блага – Бога, приводит к тому, что носитель данной воли вступает в область не-бытия, где отсутствует добро и существует лишь видимость жизни.[7]

Таким образом подлинное зло — это грех. Преп. Макарий Египетский пишет: «Зло в нас, вследствие грехопадения Адама, который лукавое слово сначала принял внешним слухом, потом оно прошло через сердце и объяло все существо».

Отсюда получается следующее: не Бог специально наказывает человека за непослушание Себе, а сам человек подвергает себя наказанию. Христианский автор конца II века священномученик Ириней Лионский (†202) пишет об этом так: «Единение с Богом ― это  жизнь, свет и пользование благами, исходящими от Него. Напротив, всем тем, кто добровольно отделяет себя от Него, Он [в качестве наказания] налагает отделение, которое они сами избрали. Итак, отпадение от Бога есть смерть, отделение от света есть мрак, отпадение от Бога есть потеря всех благ, исходящих от Него…. дело не в том, что Бог опережает время, чтобы их покарать, но преследующее их наказание заключается уже в том, что они лишены всех благ» (Против ересей. 5, 27, 2).

Зло есть неправильный выбор, и оно существует пока есть те, кто его выбирают. Однако выбор зла непременно ведет к нравственному воздаянию и саморазрушению: «Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть: нечестивые привлекли ее и руками и словами, сочли ее другом и исчахли, и заключили союз с нею, ибо они достойны быть ее жребием» (Прем.Сол.1:15-16).

Вследствие греха не только человек, захотевший самостоятельно, без Бога продолжать свое существование стал подвержен страданию и смерти, но и все творение страдает от такого неполноценного бытия. Мы уже знаем, что Бог дал нам возможность быть соучастниками в устроении созданного Им мира, поэтому из-за греха человек не только сам себя отделяет от Бога, но и все творение лишает возможности преображения и обожения, т.к. главным посредником, передаточным звеном в этом процессе должен был быть сам преображенный и обоженный человек.

Поэтому смерти, страданию, тленности (не постоянство, процессы разрушения и распада), стал причастен не только сам человек, но и мир, который Бог поручил человеку. В живом мире появляется смертность, об этом пишет Апостол Павел: «потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим.8:20-22).

Разрушительные процессы происходят и в неживой природе: засухи, наводнения, цунами, землетрясения и т.п[8]. Человек в результате таких последствий первородного греха не только способен болеть и умирать, из-за процессов смертности внутри своего организма, но и подвергаться внешним проявлением этой тленности — разрушение и смерть подстерегают его и со вне: они могут настичь его в любое время.

Это не значит, что всякая болезнь или несчастье, которое настигает человека есть следствие его личных грехов. Можно сказать, что причина их — в причастности нас к падшей, т.е. отпавшей от Бога природе, которая способна страдать и умирать. Своими грехами мы можем лишь усиливать эти процессы тления и соответственно страдания не только в нас самих, но и в других людях и окружающем мире.

Наша ответственность, как следствие свободы, напоминает нам именно об этом: наш личный грех, наша индивидуальная ошибка, может затронуть не только того, кто ее совершает. Например, безответственное отношение человека к своим профессиональным обязанностям может привести к катастрофе, к гибели неповинных людей. Поэтому посредством дара свободы Господь дает возможность человеку осознать всю серьезность и важность его поступков или бездействия. Наша жизнь уникальна и поэтому мы должны осознавать себя не за джойстиком компьютерной игры, когда можно все переиграть сначала, а личностями, от выбора которых зависит не только наша жизнь, но и жизнь других людей, и состояние окружающего мира (примерЧернобыльская катастрофа).

Поэтому, по словам профессора А.И. Осипова: «Основной причиной всех бедствий человека является нарушение им духовных и нравственных законов, которые столь же реальны, как и физические. Несчастья — это не наказания Божьи, но естественные последствия тех желаний, мыслей, чувств, намерений, аморальных и преступных поступков, которые противоречат совести и которые в религии называется грехом. Ими человек ранит себя, заражает свой духовно-телесный организм, разрушает свою жизнь, ибо грех в самом себе несет наказание человеку.

Об этом просто и ясно говорит преподобный Антоний Великий (IV в.): «Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, … а мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом – по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отделяемся от Бога – по несходству с Ним. Живя добродетельно – мы бываем Божиими, а делаясь злыми – становимся отверженными от Него; а сие не то значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют»[9].

Ответственный или безответственный поступок, хорошее или плохое решение ― это способ нравственно определиться, способ выявить, продиагностировать наше подлинное состояние, наше положение относительно добра и зла. Более того, такая возможность позволяет человеку не просто что-то узнать о себе, но и сделать важные выводы из результатов своих действий: раскаяться и не допускать зла, халатности, или продолжать поступать так в дальнейшем. В этом заключена определенная польза: Бог так устроил, что человек в результате такого осознанного выбора уже не будет иметь извинений, если он совершил зло, то виновником в этом никто другой быть не может. Соответственно и воздаяние за злые дела и награда за дела благие будет только для того, кто их совершал.

Но как быть с людьми, которые пострадали в результате безответственных и преступных деяний других людей? Неужели в их страданиях есть какой-то смысл?

Здесь не все так просто, однако и в таких страданиях заключается определенная польза или благо. Если в жизни воспринимать как хорошее лишь только чувственное удовольствие, а как плохое лишь физическую боль и смерть, то тогда проблема может показаться очень острой. Однако, жизнь намного более глубокий процесс: наша жизнь оказывается может служить благу не только нашему, но и других людей. Например, несомненным благом является подвиги на войне, когда человек защищает свою Родину (см., например, здесь). Его страдания, лишения и даже смерть приносят пользу и благо многим другим людям.

Страдания других людей возбуждают проявлять к ним милосердие, что доставляет благо не только тем, кто получает помощь, т.е. страждущим, но и тем, кто оказывает им благодеяния. Больные, нищие, несчастные служат своего рода лакмусовой бумажкой, которая помогает человеку увидеть кто он на самом деле: равнодушный и безразличный, или в нем есть какое-то добро, милосердие, отзывчивость. «И подобно тому как великое благо ― делать выбор в пользу добра, так и великим благом является возможность быть использованным кем-то для реализации достойной цели…. Позволение претерпевать страдание для того, чтобы сделать возможным какое-то великое благо — есть привилегия, даже если эта привилегия нам навязана»[10] (например, служба в армии).

Уязвимость, подверженность страданию т.о. оказывается не бессмысленным и случайным, страдание есть средство, благодаря которому человек может принести пользу другим людям. Например, подвигнуть их на научный поиск новых лекарств для победы над опасной болезнью, более серьезно отнестись к своей жизни и здоровью, сделать жизнь других людей более безопасной, оказать милосердие кому-нибудь, или не оказать его. Без существования страданий и всего того, что с ними связанно реальность нашего выбора между добром или злом была бы ограниченной и возможность что-то изменить в себе, других людях и окружающем мире была бы минимальной.

 Почему Бог не спрашивает нашего согласия?

Почему Бог позволяет кому-то страдать ради блага других людей не спрашивая его согласия? Дело в том, что Бог есть источник нашего существования, у Него, в отличие, например, от врачей, которые испытывают на больных новые лекарства, есть право и определенная власть над нами. Как у родителей есть определенная власть над своими детьми, ибо они также есть источник их происхождения. Как родители для определенного блага могут допустить, чтобы младший сын в чем-то был ущемлен (т.е. пострадал) ради собственного блага или блага своего брата. Конечно, страдания, которые допускает Бог плохая вещь, и при прочих равных обстоятельствах его желательно было бы избежать. Однако обладание возможностью испытать страдания ради высшей цели дает возможность проявиться большему благу (например, совершить подвиг ради спасения ближних).

В любом случае, человек стремиться к тому, чтобы прожитая им жизнь была наилучшей для него, т.е. с максимальной пользой. Но если наша жизнь принесет пользу еще кому-то кроме нас, то от этого благо лишь увеличится. Далее, если жизнь наша есть хорошая вещь, то и благой Бог предусмотрел для нас после окончания этой жизни еще более благую вещь ― жизнь вечную, как компенсацию за страдания и скорби, которые помогают нам выбрать благо.

Так куда же смотрит Бог?

Он смотрит на сердце человека: «Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце» (1Цар.16:7). Ибо только победившие подлинное зло ― грех, могут быть причастны подлинных и вечных благ, которыми Бог обладает. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Матф.5:8).

Через страдания благой Бог помогает нам сделать выбор, который дал бы нам возможность получить еще большие блага и избежать еще большего зла. «Говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез.33:11). Господь «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2Пет.3:9).

Бог по Своему всеблагому Промыслу попускает страдания и несчастья, которые часто являются следствием греховных деяний самого человека, но при всем при этом Он через эти испытания пытается вразумить, исправить человека, привести его к покаянию, обратить к вере. Таким образом, по своим последствиям несчастия и бедствия могут служить подлинному благу людей, следовательно, настоящим злом не являются. Злом они называются в Библии лишь применительно ко мнению самих людей.

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Злом называется здесь страдание, причиняемое нам наказаниями, и называется так оно не по собственной его природе, но приспособительно к мнению людей. Так как мы привыкли называть злом не только воровство и прелюбодеяние, но и несчастья, то (Бог) назвал так страдание, применяясь к мнению людей. Так, вот что означают слова пророка: «бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы?» (Амос.3:6). Это же выразил Бог и через Исаию: «Я, Господь делаю мир и произвожу бедствия» (Ис.45:7), злом называя и здесь бедствия»

Следует сказать, что по мысли святых отцов подлинным злом является не физические страдания и скорби, а грех. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что зло в виде несчастий, болезней и бедствий, есть не зло в собственном смысле, а внешние по отношению к нашей душе, лекарственные средства, применяемые Богом для уврачевания излишней увлеченностью материальной стороной человеческого бытия в ущерб высшей  —  вечной и блаженной жизни с Богом. Настоящим злом является лишь грех — то, что лишает нас этих подлинных благ.

Об этом же пишет и святитель Василий Великий. Он уподобляет Бога врачу, который чтобы спасти человека часто вынужден делать больному и неприятные вещи, однако через них избавляя того от смерти: «зло действительное, именно, грех, которого конец ― погибель, и что такое ― зло мнимое, зло по болезненности для ощущения, но имеющее силу добра, как, например, злострадания, насылаемые к обузданию греха, которых плоды ― вечное спасение душ, ― перестань огорчаться распоряжениями Божия домостроительства, и вообще не почитай Бога виновным в существовании зла, и не представляй себе, будто бы зло имеет особенную свою самостоятельность» (Беседа 9. «О том, что Бог не виновник зла»).

Невинные страдания

Иную природу имеют страдания детей и вообще невинные страдания (см., например, здесь). По мнению А.И. Осипова, «пострадавших детей и праведников чаще всего уподобляют золоту, которое очищается огнем. Но их страдания имеют и определенный жертвенный характер … Множество, например, людей благодаря страданиям своих детей задумались о смысле этой жизни, пришли к вере в Бога, вспомнили о вечности. Смысл невинных страданий может быть понят только при вере в то, что со смертью тела оканчивается не жизнь, но лишь серьезный подготовительный этап к жизни вечной, уготованной человеку».[11]

Можно ли говорить о том, что зло неподвластно Богу и Его провидению? Однозначно, нет. Тем видам зла, которые Бог не хочет, Он кладет пределы и обращает их на службу действительному благу людей, соразмеряя Свою благодатную помощь с тяжестью испытания. Так, например, Апостол Павел пишет: «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести»  (1Кор.10:13). «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим.8:28).

Епископ Александр (Милеант) (†2005) так объясняет смысл страданий уже после искупительной Жертвы Господа Иисуса Христа: «Страдания и бедствия человека в этой временной жизни не упразднены пришествием Христа, однако они утратили свою прежнюю остроту и мрачность. Дело в том, что зло так сплелось с нашим существом, так вросло в наше сердце, что процесс освобождения от него всегда сопряжен с болью. Но небесный луч Духа Утешителя разгоняет мрак в душе страдальца и согревает его ощущением Божественной любви. Замечательно, что еще на пути человека к Царству Небесному Дух Святой Своим присутствием дает предвкусить верующему радость уготованной ему вечной жизни. Праведники, удостоенные такой радости, свидетельствуют, что в сравнении с ней все земные блага и веселье становятся ничтожными. Поэтому апостолы учили, что верующие не должны скорбеть, «как прочие [язычники], не имеющие надежды», но должны радоваться и благодарить Бога (1Фес. 4:13)».[12]

Заключение

Окончательная победа над злом и разрешение вопроса о продолжительности его проявлений в тварном мире, христианство видит в учении о Страшном суде и о всеобщем Воскресении. Т.е. когда мир и человек придет к той цели, ради которой Его и сотворил Бог ― к преображению и обожению. Но это невозможно достичь, пока по возможности все люди окончательно не определяться в отношении добра и зла. Именно последнее и окончательное преображение или обожение человеческой природы во всеобщем Воскресении устраняет саму возможность для существования зла.

  1. Бог не создавал зло как грех.
  2. Бог создал человека свободным и не нарушает эту свободу.
  3. Зло ― есть следствие свободного выбора наделенных свободой существ.
  4. Зло как бедствия есть следствие грехопадения, т.е. неверного употребления свободы человеком.
  5. Разрушение, тленность, т.е. способность к страданию и подвластность бедствиям есть свойство и состояние материи после грехопадения.
  6. Человек сам, по своей греховной воле может усиливать эти процессы в окружающем мире и в самом себе.
  7. Однако даже в таком состоянии Всеблагой Господь все эти бедствия и скорби готов обращать на благо ― приводить к вере и покаянию тех, кто этого желает.
  8. По Своей благости Бог предусмотрел для нас еще более лучшее состояние ― состояние вечной и блаженной жизни, если мы готовы веровать и следовать Его благой воле. Поэтому временные скорби христианин воспринимает как испытание и как необходимые лекарства от подлинного зла ― греха. «Итак страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро» (1Пет.4:19).

P.S. см. еще материалы по теме: Максимов Георгий, свящ. Ответ Познеру жесток ли Бог? ; Зайцев Игорь. Теодицея: оправдание Бога ; Худиев С.Л. Теодицея; прот. Д. Полохов. О «жестокости» в Библии

Примечания:

[1] Ричард Суинберн. Есть ли Бог? М., 2001. С.134

[2] Ричард Суинберн. Есть ли Бог? С.136.

[3] Цит. по: Давыденков О., свящ. Катихизис. М., 2000. С.94.

[4]  Как пишет преподобный Анастасий Синаит: «Быть обоженым означает быть возведенным в большую славу, но не предполагает изменение собственного естества».

[5] «наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями,] … и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт.1:28).

[6] Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его. (Пс.105:1); «Ибо у Тебя источник жизни; во свете Твоем мы видим свет» (Пс.35:10). «Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Ин.5:26); Я есмь путь и истина и жизнь (Ин.14:6) и др.

[7] Еще древние философы говорили, что зло — это отсутствие добра. Наподобие того, как тьма  есть отсутствие света, а холод — отсутствие тепла. По мнению проф. В.Н. Лосского, проблема  зла  является сугубо христианской. «Для атеиста зрячего зло – только один из аспектов абсурда, для атеиста слепого оно есть временный результат еще несовершенной организации общества и мира. В монистической метафизике зло является неотъемлемым определением тварного, как разлученного с Богом; но тогда оно не что иное, как иллюзия. В метафизике дуалистической оно есть «другое», та злая материя или злое начало, которые, однако, совечны Богу» (см.: Догматическое богословие).

[8] То, что можно назвать последствием первородного греха, проявляющееся в виде бедствий.

[9] Осипов А.И. Бог. С.14-16.

[10] Суинберн Р. С.141.

[11] Осипов А.И. Бог. С.14-16.

[12] Александр (Милеант), еп. Скорби в нашей жизни

Добавить комментарий

три × пять =