Ислам: православный взгляд

Мухаммед и его вера
православный взгляд

Лишившийся в раннем возрасте родителей Мухаммед был взят под опеку своим дядей, которого он часто сопровождал в его торговых путешествиях. От встречавшихся на пути торговцев — византийских сектантов и еретиков евреев, арабов различных племен — Мухаммед узнавал о различных верованиях и обычаях и делал свои выводы, которые позже послужили образованию новой религии.

Исследователи ислама считают, что большое влияние на Мухаммеда оказал христианский монах Багир (Сергий). Он был родом иудей, впоследствии принял христианство и переменил иудейское имя Багир на Сергий. Монах Сергий, живя в монастыре, сделал какой-то тяжкий грех и, отлученный за это от церковного общения, был выгнан из монастыря. Сергий был еретиком-несторианином. Мы знаем, что несторианство, как не сохранившее истинных Божественных догматов учение, было осуждено на Ш Вселенском Соборе (431 г.) и предано анафеме. И Багир, пребывая в ереси и не имея сам верных понятий о Христе и Его Пречистой Матери, естественно, не мог передать их и Мухаммеду, а сообщил ему лишь великое заблуждение и искажение христианских истин.

Мухаммед по натуре был поэтом, и рассказы встречавшихся ему в путешествиях людей производили большое впечатление на его душу. Немало возбуждали его воображение и различные арабские легенды, слышанные им от простых погонщиков в караванах. Естественно, что впечатлительная натура Мухаммеда переживала напряженные моменты в своих религиозных исканиях. В его душе старые, с детства воспринятые понятия входили в соприкосновение с новыми представлениями и сведениями, и юноша вынужден был сам ориентироваться в таком душевном хаосе. Мог ли он сам верно проанализировать, оценить и проверить все слышанное? Ведь ни надлежащего критического анализа, ни подлинных исторических документов, ни умных и честных руководителей у Мухаммеда не было.

Но Мухаммед был не только мечтателем, но и аскетом. В своих исканиях Бога он накладывал на себя жесточайший пост и часто в религиозных размышлениях проводил бессонные ночи. От своей матери Амины он унаследовал слабое здоровье, и вот теперь добровольное физическое самоизнурение подорвало и без того его слабые силы. Во время таких физических и душевных страданий Мухаммеду начали являться видения, которые ещё больше усугубляли его мучения. По словам биографов, целых шесть месяцев подряд посещали Мухаммеда таинственные видения и довели его до окончательного физического и нравственного изнеможения, так что он порой намеревался лишить себя жизни.

В 610 или 612 гг. во время странствований Мухаммеда, когда он по своему обыкновению жил в пещере, предавался религиозным созерцаниям и изнурял себя постом и бдением, его охватила дрожь. Некто приблизился к нему и сказал: «Читай!» Мухаммед почувствовал страх и ощутил себя сдавленным и почти умирающим. Тогда он явственно услышал слова, которые составляют теперь пять первых стихов 96-й суры Корана.

Вслед за указанным откровением, по словам преданий, последовал целый ряд других, уже без перерыва. Мухаммед стал чувствовать себя постоянно «вдохновленным свыше», и каждую свою мысль возвещал всем как мысль, внушенную им самим Богом.

В Коране содержится очень много материала параллельного, либо почти дословно повторяющего библейские повествования, что объясняется неоригинальностью и зависимостью этих текстов от тех историй и преданий, с которыми Мухаммед познакомился, общаясь с иудеями и еретиками-христианами.

Коран о Иисусе Христе и Деве Марии

В 4-й суре Корана (стих 171) говорится:«О люди Писания! Не проявляйте чрезмерности в вашей религии и говорите об Аллахе только правду. Мессия Иса (Иисус), сын Марьям (Марии), является посланником Аллаха, Его Словом, которое Он послал Марьям (Марии), и духом от Него. Веруйте же в Аллаха и Его посланников и не говорите: «Троица!» Прекратите, ведь так будет лучше для вас. Воистину, Аллах является Единственным Богом. Он пречист и далек от того, чтобы у Него был сын…»  (Кулиев).

Слыша от христиан о Святой Троице, о Сыне Божием, Мессии Иисусе Христе, Мухаммед не смог до конца понять христианской истины. Ум и сердце его не в состоянии были примириться с исповеданием христианским. Ему казалось, что христиане признают трех богов, и этот кажущийся политеизм глубоко оскорблял религиозные чувства Мухаммеда.

Обращаясь к иудеям и христианам как к «обладателям Писания» (К.4: 171), то есть имеющим истину откровения Ветхого и Нового Заветов, Мухаммед упрекает их в искажении этой истины: Иисус (Иса), по мысли Мухаммеда — только посланник Божий; хотя Он и Мессия, но Он — только простой человек Единый Бог не может иметь сына — это не соответствует Божественному достоинству. А христиане, верующие в «трех» богов, в Сына Божия воплотившегося — Мессию Иисуса, искажают истину Писания. Они – «неверные», потому что исказили и забыли то, чему их учили Нух (Ной), Муса (Моисей) и другие пророки. Поэтому Аллах и направил к людям Мухаммеда, своего последнего пророка, с Божиим словом — Кораном. Это была последняя попытка наставить людей на праведный путь.

Но «разоблачая» христиан, Мухаммед тут же, в той же суре и в том же стихе противоречит сам себе и невольно утверждает истину христианскую потому что она очевидна и ей, как богооткровенной, не может противиться ограниченный и конечный человеческий разум. Мухаммед говорит: «Иса (Иисус), сын Марьям (Марии), является посланником Аллаха, Его Словом, которое Он послал Марьям (Марии), и духом от Него». Действительно, как учит Святая Православная Церковь, как на столпах, утвержденная на семи Вселенских Соборах, Иисус Христос есть Слово Божие, второе Лицо, вторая Ипостась Святой Троицы — Бога Единого (См.: Евангелие от Иоанна 1 гл., 1 и 14 ст.). Не отдельный Бог, но одно из трех Божественных Лиц Единого Бога в трех Лицах Сущего, Единого и Нераздельного; Слово Божие, т.е. Сын Божий, предвечно рождающийся от Отца, как слово рождается от ума. Это Слово Божие, или Сын Божий, воплотилось от чистых кровей Пресвятой, Пречистой и Пренепорочной Приснодевы Марии (Марьям) по предвечному совету Божию. Мухаммед сам подтверждает это в своем  стихе: «…Слово, которое Он послал Марьям» (К. 4:171).

И в 45—47 стихах 3-й суры Мухаммед говорит: «45. Вот сказали ангелы: «О Марьям (Мария)! Воистину, Аллах радует тебя вестью о слове от Него, имя которому – Мессия Иса (Иисус), сын Марьям (Марии) … 47. Она сказала: «Господи! Как я могу иметь сына, если меня не касался ни один мужчина». Он сказал: «Так Аллах творит, что пожелает! Когда Он принимает решение, то Ему стоит лишь сказать: “Будь!” – как это сбывается»  (К.3:45-47).

Мухаммед признает истину христианскую — рождение Иисуса от Марии Девы безмужно, сверхъестественно, как исповедует Церковь — от нашествия Духа Святого. Мухаммед высоко ценит Приснодевство Марии. Матери Исы посвящена даже целая отдельная глава Корана — 19-я: «20. Она сказала: «Как у меня может быть мальчик, если меня не касался мужчина, и я не была блудницей?» 21. Он сказал: «Вот так! Господь твой сказал: “Это для Меня легко. Мы сделаем его знамением для людей и милостью от Нас. Это дело уже решено!”» (К.19:20—21).

Признавая Иисуса рожденным бессеменно, от Матери Девы, нашествием Духа Святого, Мухаммед в то же время считает Его простым человеком. Но рождаемое без отца, силой Бога, кто есть, как не Бог? У евангелиста Луки сказано: «Сказала же Мариам ангелу: как же будет это, раз Я мужа не знаю? И ответил Ей ангел: Дух Святой найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; потому и рождаемое Святое названо будет Сыном Божиим» (Евангелие от Луки: 1: 34 – 35).

Как величественно проста тайна Боговоплощения! Безначальное Слово Божие воплотилось от пречистых кровей Марии Приснодевы; Божество соединилось с человечеством, и Иисус Христос есть Истинный Бог и Совершенный Человек — Богочеловек. А Мухаммед не понял этой тайны и часто в Коране встречаются гневные упреки «обладателям Писания»: «Они говорят: «Милостивый взял Себе сына». Этим вы совершаете ужасное злодеяние. Небо готово расколоться, земля готова разверзнуться, а горы готовы рассыпаться во прах от того, что они приписывают Милостивому сына» (К.19: 88 – 91).

В Коране также утверждается вполне еретическая мысль древних отступников от Христа — гностиков-докетов (язычники, приспособлявшие Евангелие под свое языческое мировоззрение), что иудеи не убили Иисуса и не распяли, им только представилось это, но Аллах вознес Иисуса на небо (см. К.4:157-158).

Святая Православная Церковь, существуя вот уже 20 веков, родившая и возрастившая благодатью Божией целый сонм святых, преподобных и богоносных угодников Божиих, учит, что распятие и крестные страдания Иисуса Христа не были результатом бессилия и незащищенности Распятого перед Своими распинателями. Сам Христос сказал одному из апостолов: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть?» (Евангелие от Матфея: 26:53-54)

Так действительно должно было быть по предвечному совету Божию. Адам и Ева не сохранили в раю верности Богу, нарушили Его повеление. Это знает и Мухаммед. Он говорит в Коране: «А ты, Адам, поселись ты и жена твоя в раю; питайтесь, чем хотите, но не приближайтесь к этому дереву, а то вы окажетесь несправедливыми!» (Сура 7:19; ср.: Сура 2:35). (Крачковский).

За преступлением последовало наказание: сотворенные бессмертными, прародители подпали под власть смерти и диавола. Адам и Ева не знали болезней, скорбей, горя и холода, изнурительного труда, они пребывали в блаженстве. Теперь же тела их стали подверженными болезням и трудам; сотворенные стихии мира, вода, огонь, холод, раньше служили человеку и не причиняли ему никакого вреда; теперь же они восстали против него. Не было вражды между животными, и они с кротостью покорялись человеку. После же преступления Адама звери вышли из повиновения ему. Содержащийся благодатью Божией Адам видел Славу Божию и понимал язык Ангелов, а после падения человека Бог скрыл от него Свое Лицо, сердце человека стали терзать страсти и греховные влечения. И избавить от такого страшного зла и вернуть человечеству — потомкам Адама — утраченное блаженство не мог никто, кроме Бога. В этом и состоит смысл воплощения Божия и Его добровольных крестных страданий.

Христос на кресте принес Сам Себя в чистую, святую, умилостивительную жертву Богу за грехи Адама и всего человечества. После Распятия было Воскресение. На третий день гроб Иисуса оказался пустым, а сам Он в течение 40 дней после Своего Воскресения, в подтверждение последнего, являлся Своим ученикам, являлся не как дух, но являлся во плоти, беседовал и ел с ними. (См. об этом: Матфей 28 гл.; Марк 16 гл.; Лука 24 гл.; Иоанн 20 и 21 гл.)

Смерть была побеждена силой Бессмертного Бога, а власть лукавого диавола — упразднена (1Иоан.5:18; Евр.2:14-15). Дело в том, что Иисус Христос умер не Божественной своей природой, что просто невозможно, а по человеческому естеству, воспринятому Им от Девы Марии. Воскресение Его было неизбежным и по-другому и не могло было быть, т.к. Сам Иисус говорил о Себе: «… Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её; никто не отнимает её от Меня, но Я Сам отдаю её: имею власть отдать её и власть имею опять принять ее…» (Евангелие от Иоанна: 10: 17-18). Такую власть над жизнью и смертью мог иметь только Тот, Кто Сам является источником жизни и бытия — Бог, но ведь именно это говорит Иисус Христос о Себе: «Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Евангелие от Иоанна: 5:26

Эта же мысль подтверждается и из Корана: «Аллаху принадлежит Последняя жизнь и жизнь первая» (Сура 53:25; 92:13). «Он – Тот, Кто дарует жизнь и умерщвляет. Когда же Он принимает решение, то стоит Ему сказать: «Будь!» – как это сбывается» (Сура 40:68) (Кулиев). Более того, как отмечают современные исследователи Корана, применимые только к Богу такие божественные качества, которые выражаются в арабском тексте глаголами «халака (творить) и ‘ания (воскрешать) распространяются в Коране и на Иисуса. Причём Иисус творит подобно Богу, Своим дыханием — янфуху (вдыхает (жизнь))».[1]

Иисус воскрес и даровал бессмертие, а значит, и наследование, возвращение утраченного рая верующим в Него. В день Страшного суда будет всеобщее воскресение. Силой Божией души умерших соединятся с телами, и праведники наследуют рай на небе. И Мухаммед признаёт воскресение и Страшный суд: «Господь наш! Мы услышали глашатая (Мухаммада), который призывал к вере: «Уверуйте в вашего Господа», – и мы уверовали. Господь наш! Прости нам наши грехи, отпусти нам наши прегрешения и упокой нас вместе с благочестивыми. Господь наш! Даруй нам то, что Ты обещал нам через Своих посланников, и не позорь нас в День воскресения, ведь Ты не нарушаешь обещаний»  (Сура 3:193-194). Здесь Мухаммед вместе с мыслью о воскресении выражает еще одну очень важную мысль. Она заключается в словах: «…Даруй нам то, что Ты обещал нам через Своих посланников (пророков)…». А через пророков Бог обещал только одно — Спасителя, Искупителя, Мессию, берущего на Себя грехи всего мира.

О мусульманском рае

Мухаммед описывает райские блаженства как чувственные. Это – обильная и изысканная пища, великолепные вина, прекрасные женщины, тенистые сады и прохладные реки. Вот что говорится в Коране: «Войдите же в Рай радостными вместе со своими женами (или вместе с себе подобными). Их будут обносить блюдами из золота и чашами. Там будет то, чего жаждут души и чем услаждаются глаза. Вы пребудете там вечно. Этот Рай дан вам в наследство за то, что вы совершали. Для вас там уготованы многочисленные фрукты, которые вы будете есть» (Сура 43: 70–73; 56:10-24).

В раю мусульманину обещаны жены. Но если здесь, на земле, тот, кто познал жену свою, не может коснуться Корана без омовения (Сура 56:79) не перед большей ли святыней оказывается на небе, где все свято? И если на земле тот, кто собирается молиться, должен быть чист (Сура 5:6), не тем ли более он должен быть чист на небе?

В раю блаженным будет непрестанно повторяться слово «мир» (Сура 56:25-26). А возможен ли мир среди множества жен? Если мусульмане надеются увидеть в раю Бога (Сура 75:22-23) то неужели такие чувственные удовольствия как наслаждение женами и поедание пищи могут сравниться с этим состоянием? Воистину, мусульмане не ведают во что верят!

Вспомним снова райское блаженство Адама. Он стоял на такой высокой ступени духовного устроения, что видел лицом к лицу Бога и беседовал с Ним, прозревал сущность тварей и нарекал имена животным. Ведь и Мухаммед верил в это: «И научил Он Адама всем именам… Он сказал: О Адам! Сообщи им имена их! И когда он сообщил имена их, то Он сказал: Разве Я вам не говорил, что знаю скрытое на небесах и на земли и знаю то, что вы обнаруживаете, и то, что скрываете?» — сказано во 2-й суре (стихи 31 – 33) (Крачковский).

Тело Адама было духоносным и не подвергалось действию болезней и стихий. Он не имел греховных влечений и не имел представления о зле. Адам был свят. И значит спасение должно состоять не в том, чтобы достичь роскоши, изобилия и наслаждений чувственных, а в том, чтобы войти в состояние первозданного Адама — состояние святости. И значит рай должен быть не чувственным, а духовным, ибо Бог есть Дух. При этом тела воскресших праведников будут преображены благодатью Святого Духа, в отличие от нынешнего нашего состояния, когда мы обременены грубой телесностью и сопутствующей ей немощью и смертностью, как следствиями прародительского греха.

Свое новое учение насаждалось Мухаммедом при помощи военной силы. Мухаммед рассматривал ислам не как новую религию, а как учение, по существу не отличающееся от христианства и иудаизма. Превосходство ислама над христианством и иудаизмом вытекало для Мухаммеда из того, что полученные им откровения являлись самыми новыми, последними по времени. Поэтому все «люди писания», насара (христиане) и яхуди (иудеи), должны были, по его мнению, с радостью принять ислам или хотя бы признать его, ибо ислам, христианство и иудаизм считал законными, заповеданными Аллахом вероучениями, и рассчитывал на взаимность. Но христиане и иудеи отвергли идею о равенстве их учений с исламом.

Христианство и иудаизм мешали распространению ислама, вносили путаницу в умы мусульман из-за опасного сходства их учений с учением Мухаммеда. А Мухаммед, вместо того, чтобы сближать ислам с христианством и иудаизмом, начал углублять существовавшие различия.

В появлявшихся как нельзя кстати откровениях от мучавшего Мухаммеда существа было поведано, что в отличие от пророков древности ему разрешено участие в военных походах, захват добычи и пленных, иметь множество жен и наложниц. Те, кто считал, что пророку не к лицу подобная практика, были посрамлены, либо просто убиты.

Почему мусульмане заблуждаются относительно Библии и Иисуса Христа

Мусульмане утверждают, что пророчество: «Сказал Господь (в евр. текстеЯхве) Господу (Адони) моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Псалом 109:1) (Забур) относится к Мухаммеду. Но вдумаемся в эти строки. Сказал Господь Господу моему, — говорит Давид. Иначе: Говорит Господь Господу Давида. Получается, что существуют два Господа, один из которых говорит другому: седи одесную Меня.[2]

Но вера мусульман исповедует веру в одного Господа — Творца неба и земли. Как же объяснить такое несоответствие между псаломскими словами и исповеданием однобожия? (которое следует отличать от единобожия). Единственное объяснение — признать, что эти слова относятся ко Христу — Воплотившемуся Слову Божию. Тогда исчезают все кажущиеся противоречия. Бог Отец обращает Свои слова ко второму Лицу Святой Троицы, Воплотившемуся Сыну Своему, Господу нашему Иисусу Христу. Здесь мы видим истинное единобожие, утверждающее веру в одного по Своей божественной природе Бога, раскрывающего Себя в Новозаветном Откровении в сверхрациональном единстве Трех Лиц.

Далее в том же псалме есть такие строки: из чрева прежде денницы подобно росе рождение Твое. А кто, как не Слово Божие, предвечно рождаемое от Бога Отца, было прежде денницы, то есть прежде сотворения мира видимого и невидимого? Святые богопросвещенные отцы Церкви так говорят: «Прежде всей твари был Христос Господь со Отцом, от Могущества Его рожденный, как свет от света, Бог от Бога, все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». (См.: Евангелие от Иоанна.1:1; 17:5).

Все ветхозаветные пророчества говорят об одном Великом Пророке, Спасителе. К кому же относятся эти древние предсказания?

Пророк Даниил указал точное время пришествия Его. В 9-й главе Книги пророчества Даниила говорится, что Спаситель придет, когда исполнятся «70 седмин», то есть 490 лет: Семьдесят седмин определены для народа твоего святаго города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная, и запечатаны были видение и пророк, и помазан был Святый святых. Итак, знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена. И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет. И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение (Дан. 9, 24 – 27).

Отсчет седмин начался от указа царя Артаксеркса Лонгимана от 458 года. Именно в этом году царь повелел «обозреть Иудею и Иерусалим» (1 Езд. 7, 8 – 14, 21). 7 седмин — 49 лет — ушло в точности на восстановление стен, площади, улиц и храма. Что же произошло, по предсказанию, по истечении еще 62 седмин — 434 лет? Это было начало новой эры — 30 год (с учетом ошибки в летоисчислении западного монаха Дионисия, который упустил в своих расчётах 5 лет). В 30 году новой эры, или в 779 году от основания Рима, а иначе – в 15 год правления Тиверия Кесаря, как пишет евангелист Лука, «Иисус, крестившись, молился: отверзлось небо, и Дух Святый нисшел на Него в телесном виде, как голубь, и был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!» (Евангелие от Луки: 3:21–22). В «половине седмины», как сказано у Даниила, то есть еще через 3,5 года, был распят Христос и крестной Своей смертью искупил грехи Адама и всего человечества, и покрыто было, по пророчеству, преступление, и запечатаны были грехи и заглажены беззакония и «приведена правда вечная». И установлен был новый завет людей с Богом, как сказано у Даниила.

А что говорят другие древние пророчества?

О месте рождения Великого Пророка пророчествовал Михей: «И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? Из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Книга пророка Михея. 5:2). Происхождение «из начала, от дней вечных» может ли быть отнесено к простому смертному человеку?

Пророк Исайя предсказывал об Этом Пророке: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил. Вот Бог ваш, … Он придет и спасет вас» (Книга пророка Исаии. 7: 14; 35: 4).

О Мухаммеде же известно, что он родился 29 августа 570 г. – от Артаксеркса Царя это уже не 69-я седмина, а 151-я; родился не в Вифлееме, а близ Мекки, находящейся не в Иудее, а в Аравии; и был он не потомком Давида, как сказано в пророчествах, а потомком Измаила. И рождение Мухаммеда произошло не от Девы, сверхъестественным образом, а обычно — от отца и матери.

Мусульмане называют ислам третьим заветом Бога с человеком и утверждают, что пророчество «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, — Его слушайте» (Второзаконие. 18: 15) относится к Мухаммеду, а под братьями иудеев разумеются потомки Измаила. Это пророчество, как мы видим из самых слов его, произнесено для евреев. А Мухаммед был послан не к еврейскому народу, а действовал только среди арабов, и, видимо, не может быть признан подобным Моисею («как меня» Вт.18:15).

Моисей сказал народу перед смертью: «Господь пришел от Синая, открылся им от Сеира, воссиял от горы Фарана и шел со тьмами святых; одесную Его огнь закона» (Второзаконие. 33, 2). В этих трех горах мусульманские богословы видят указание на три завета: иудейский (Синай), христианский (Сеир) и мусульманский (Фаран). Пришел от Синая действительно указывает на завет Бога с народом еврейским. Но следующие выражения никак не могут указывать на христианство и ислам: Сеир находится в Идумее, а не в Палестине, а Фаран между Синаем и Сеиром, на расстоянии 500 миль от Мекки, родины ислама.

Коран утверждает, что обетование Иисуса Христа об Утешителе (Евангелие от Иоанна. 14:16) относится к Мухаммеду, так как греческое слово «параклитос» (утешитель) созвучно слову «периклитос» (славный), а это последнее имеет то же значение, что и арабское слово «ахмед» — составная часть имени «Мухаммед». Но как обещанный апостолам Утешитель мог быть Мухаммедом? Ведь Утешитель Дух Святой нисшел на апостолов через пятьдесят дней по воскресении Христовом (Деян.2:1-4), а Мухаммед появился спустя только 600 лет после этих событий. Да и Сам Господь Иисус Христос говорит об Утешителе как о Духе истины, а не как о человеке: «Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне» (Евангелие от Иоанна. 15:26).

Мусульманские богословы утверждают, что христианские священные книги повреждены, искажены. Однако современные данные по исследованию текста Ветхого Завета не позволяют нам этого утверждать, особенно после обнаружения в районе древнего поселения Кумран (в районе Мертвого моря) так называемых кумранских свитков с текстами Священного Писания.

Эти древние свитки дали потрясающие доказательство достоверности текста Библии. Отличия в тексте составляют лишь 5% — это незначительные описки или проявление различий в правописании абсолютно не изменяющие смысла текста. Там, где кумранские рукописи расходились с масоретским текстом, выявилось их совпадение или с Септуагинтой (древнейший перевод Ветхого Завета на греческий язык — Септуагинта, сделанный 72 толковниками в IV в. до Р.X), или с самарянским Пятикнижием.[3]

Такие же данные имеются и по тексту Священного Писания Нового Завета. Как показывает исследование древнейших рукописей, в 95% случаев все разночтения вызваны не смысловыми расхождениями в тексте, а особенностями составления слов, грамматики и порядка следования слов в предложениях, которые встречаются в исключительно малом количестве списков. «Сегодня не остается никаких сомнений в том, что 99% слов нашего Нового Завета в точности соответствуют оригиналу, в то время как мало-мальски значительные споры ведутся вокруг 0.1% слов. Ни одно из фундаментальных христианских вероучений не основывается на каком-либо сомнительном переводе Библии, и ни разу редакции Библии не вызвали каких-либо изменений хотя бы в одном из этих вероучений».[4] Подтверждением чего является современные критические издания древнегреческого Нового Завета Нестле-Аланда (NA 26/27), которые доносят до нас именно оригинальный текст Священного Писания, к сожалению, в отношении Корана первоначальный текст восстановить в принципе не возможно.[5]

Собственно говоря, сам Коран говорит о неискаженности Священного Писания Ветхого и Нового Завета: «Вслед за ними Мы отправили Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), с подтверждением истинности того, что было прежде ниспослано в Таурате (Торе). Мы даровали ему Инджил (Евангелие), в котором было верное руководство и свет, которое подтверждало то, что было прежде ниспослано в Таурате (Торе). Оно было верным руководством и назиданием для богобоязненных. Пусть люди Инджила (Евангелия) судят согласно тому, что Аллах ниспослал в нем. Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются нечестивцами» (Сура 5:46-47).

Коран строго осуждает иудеев за то, что они не уверовали в Ису, сына Мариам: «Неверующие сыны Исраила (Израиля) были прокляты языком Давуда (Давида) и Исы (Иисуса), сына Марьям (Марии). Это произошло потому, что они ослушались и преступали границы дозволенного» (Сура 5:78). «Когда Иса (Иисус) явился с ясными знамениями, он сказал: «Я пришел к вам с мудростью и для того, чтобы разъяснить вам часть того, относительно чего вы расходитесь во мнениях. Бойтесь же Аллаха и повинуйтесь мне!» (Сура 43:63). Другими словами, Иисус Христос требует к Себе повиновения, т.е. покорности, а в этом и заключается суть ислама. «Ислам» в переводе с арабского означает покорность, «мусульманство» (от арабского «муслим») означает предавший себя Аллаху, т.е. Иисус в Коране требует от всех такой же покорности Себе как и Богу!

Мусульмане, неужели и вы после этого будут неверующими? «Да пребудет проклятие Аллаха над неверующими!» (Сура 2:89) и неужели вы ищете другую религию, помимо религии Аллаха (Его Божественного Слова — Иисуса сына Марьям), в то время, как Ему (а т.е. и Иисусу Христу!) необходимо покоряться, т.к. «покорились все, кто на небесах и на земле» (Сура 43:63; 3:83)

Иудеи не приняли Христа, потому что не таким ожидали Его. Они жаждали земного царя, который освободил бы их от римского владычества, дал власть, могущество, изобилие всех земных благ, роскошь и удовольствия. И когда они видели чудеса, которые творил Иисус, как Он исцелял больных, воскрешал мертвых, насыщал пятью хлебами пять тысяч человек, то они задумали насильно сделать Его своим царем. Они надеялись, что Он одним Своим словом даст им здравие и многолетие, одним повелением возведет горы хлеба, озера вина. Они хотели устроить рай на земле, продолжая жить во грехах, и не могли примириться с тем, что Христос возвещал Царство, которое не от мира сего, что Он пришел не для того, чтобы дать человеку земное изобилие, а чтобы избавить от самого великого зла — греха и возвести на небо. Иудеи не приняли своего Мессию и распяли Его, и за этот тяжкий грех — разрушение Иерусалима и рассеяние евреев по всему миру.

Арабы верили в Бога — Творца неба и земли, но не могли решить, какая вера лучше. Если христианская, то почему иудеи отказались принять Христа и почему Он не смог Себя защитить? Склонялись к иудейской вере, почитали пророков и даже приняли обрезание, но видели: была скиния Моисеева с обрядовыми законами и священством, был великолепный храм Соломонов, но его почему-то разрушили халдеи; потом построили при Зоровавеле в Ездре второй храм, но и его римляне в 70 году разрушили, Иерусалим распахали, иудеев рассеяли по свету.

Когда царь Юлиан Оступник отверг Христа и, склоняясь к язычеству и иудейству, хотел восстановить храм Соломонов, то огонь выходил из-под земли и попалял все. Тогда поняли: Богу не угоден был сей храм, и Бог не желает принимать от иудеев молитвы и жертвы, и вера иудейская отвергается Богом. И арабы отказались от Христа, подражая иудеям, не признали Его Мессией, Сыном Божиим, Богом, имеющим единую власть с Отцом и стоящим выше всех пророков. Ведь арабы видели, что старейшины и начальники народа иудейского знали пророчества, знали закон Моисеев, но Иисуса Христа, рожденного от Девы, творившего великие чудеса, объявили грешником, говоря: что «Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом» (Евангелие от Иоанна. 10: 33).

О природе видений Мухаммеда

Хадиджа (первая жена Мухаммеда) отличалась природной стыдливостью и целомудрием. Именно эти качества привели ее к выводу, что Ангел, если он свят, не потерпит вида женской наготы. Но нельзя с уверенностью говорить, что это всегда бывает так. Святой Ангел — бесплотный дух, не имеющий греховных вожделений, мог ли он смутиться при виде женщины? И в то же время дух лукавый, коварный не мог ли хитростью ввести Мухаммеда и Хадиджу в заблуждение, притворно показав вид, что для него невыносим вид женского естества? Ведь сказано в Писании, что диавол может принять вид Ангела света (2 Кор. 11, 14).

Какова же была природа видений Мухаммеда? Как мы уже видели, поначалу видения эти доставляли ему сильные страдания. При приближении «небесных посланников» Мухаммед чувствовал страх, беспокойство, душевное смущение. Отчаяние охватывало его до такой степени, что, как говорят исследователи, он помышлял даже о самоубийстве. Мухаммед дрожал всем телом, трепетал, покрывался потом, когда являвшийся начинал говорить с ним.

Такие великие душевные и телесные страдания — неужели действительно признак приближения Ангела Божия? Много было праведников и святых, которые удостоились посещения Ангелов, и все они согласно говорят: от присутствия Ангела душа радуется. Свет, приходящий от благодати Божией, водворяет в душе благость, радость, тишину, дарует освящение и возрождает душу кроткой и человеколюбивой. Ум от действия благодати бывает смиренным и внимательным. Благодать приводит человеку на память смерть, содеянные им грехи, будущий суд и вечные муки. Душе подается умиление и слезы.

Тогда душа исполняется возвышенными созерцаниями. Ум созерцает всемогущую силу Божию. Душа просвещается светом Божественного видения, сердце становится тихим и кротким и пребывает в радости, мире, долготерпении, благости, милосердии, любви, смирении. Если же человек по своему несовершенству испытывает страх, то Ангел Божий успокаивает его, как это видно из Священного Писания (см. Евангелие от Матф. 28:5, от Луки 2:10).

Когда Ангел Божий приближается к человеку, душа его тоже исполняется страхом, но не тем, какой испытывал Мухаммед, а страхом Божиим, чувством своего недостоинства перед величием и благостью Божией, чувством смирения. Вспомним, как Бог явился Моисею в несгораемой купине. Он призвал Моисея на пророческое служение и повелел ему стать вождем для народа израильского, но Моисей, осознавая свое недостоинство перед величием Бога, отвечал: «Господи, я человек нечистый» (Исх. 4: 10).

Напротив, «когда злой дух приближается к человеку, то возмущает ум его и делает диким, сердце ожесточает и омрачает, наводит боязнь и страх и гордость, очи извращает, мозг тревожит, все тело в трепетание приводит, призрачно пред очами показывает свет…» (свидетельствует преподобный Максим Кавсокаливит). «Демон воздействует на кровь и соки, стараясь через них вызвать в уме воображение чуждых образов, чтобы ум, вращаясь в помышлениях, уверился, что востекает к невещественному и безвидному видению и принял, таким образом, дым вместо света. Действуя такой хитростью, лукавый, изменяя сопряженный с умом свет и его даже самого образуя, дает уму образ и воображение, — говорит преподобный Григорий Синаит. — В таком состоянии своего ума прельщенный человек начинает ложно пророчествовать, дает предсказания, уверяет, что видит некоторых святых, с которыми беседует, передает другим будто бы им слышанные слова. Демон вводит в заблуждения мечтаниями и наводит на душу страхования наяву и во сне».

Когда человек нелицемерно ищет истину, истина открывается ему. Яркий пример этому — святой князь Владимир. Он, подобно Мухаммеду, долго размышлял о том, какая вера лучше, какая вера истинная. Его боголюбивая душа не принимала язычество, он хотел служить единому истинному Богу, но не мог сразу решить, какая религия правильно славит Бога. Для испытания вер он даже, как мы знаем из летописей, приглашал разных проповедников: мусульманского, иудейского, римского, греческого, и расспрашивал каждого из них, каково их верование. Летопись говорит нам, что сердце князя склонилось к греческой христианской вере. Но и тут, чтобы не поспешить и вполне испытать истину, Владимир посылает мудрых мужей в различные страны — испытать веру на местах. Послы побывали на богослужениях, в храмах у разных народов, присмотрелись к их обычаям и обрядам, и единодушно решили, что, действительно, греческая вера лучшая, ибо «пребывает там Бог с людьми».

Примеры обретения истинной веры

Святой великомученик Пантелеимон тоже жаждал познания истины. У него мать была христианкой, научала его началам веры христианской, но рано умерла. А отец у него был язычник, и сына своего стал учить так, чтобы он забыл закон христианской веры, а исповедовал веру языческую. И Пантелеимон был как бы на распутии духовном. И вот как-то раз он увидел на дороге мертвого младенца, ужаленного змеей, и змею рядом. Пантелеймон стоял и размышлял: «Господи Иисусе Христе, теперь Ты можешь дать мне веру глубокую, твердую чудом Своим. Повели, чтобы эта змея издохла, а младенец, укушенный ею и умерший уже, встал живым». И Господь сотворил просимое не ради того, чтобы только показать силу Свою, удивить его, а для разрешения сомнений и утверждения веры. Змея тотчас распалась надвое, а младенец ожил и встал и стал прославлять Бога. И воскликнул Пантелеимон: «Велик Бог христианский!» — и принял крещение, а потом даже стал мучеником за Христа.

Святая великомученица Варвара, язычница по происхождению, рассматривая звездное небо и красоты природы, размышляла: кто же сотворил всю эту красоту? Будучи совсем юной, но мудрой, она пришла к выводу, что языческие боги не могли создать такой прекрасной и гармоничной вселенной. Должен быть единый неизвестный и непостижимый Бог — Творец неба и земли. Все чаще стала она задаваться вопросом: кто же этот Бог? И благодать небесная в ответ на ее пытливость озарила ее душу: ее умственному взору открылось постижение истинного Бога, Дух Святой невидимо поучал ее и таинственно вдохновлял Своими внушениями, которые открывали душе ее познание истины, а позже Господь послал ей и некоторых христианских девиц, от которых Варвара услышала об Иисусе Христе. Она приняла крещение и свою любовь ко Христу запечатлела мученичеством, приняв смерть за своего Господа от рук отца-язычника.

А как обратился ко Христу Евстафий Плакида? Он был язычником, не знал ни Евангелия, ни Христа, но сознавал, что нужно к людям относиться с добром; он и судил по правде, и рассуждал правильно, и давал добрые советы, и оберегал людей от злых начальников, много добра делал, ибо совесть ему так подсказывала. И Господь, любящий человека, который совершает дела милосердия, Сам явился ему и сказал: «Плакида, ты много делал добра, Я хочу освятить твою душу, чтобы и творимое тобою добро было освящено и более благоплодно». Так Господь призвал его к Себе.

И преподобный Пахомий был простым юношей-язычником, шел он на войну как призванный новобранец. В пути пришлось ему заночевать в одном доме, а хозяйская дочь, видя его красоту, молодость и крепость, стала склонять его на грех. Тогда он, слушая голоса совести, с негодование отверг соблазнительницу. А когда увидел бескорыстную христианскую любовь, посмотрел, как живут христиане, прочитал Евангелие, то изумился: «Так вот в чем смысл жизни, вот к чему нужно стремиться». И ушел из мира, стал великим подвижником, стал начальником многих тысяч монахов.

Но особенно поразительны примеры святых из мусульман, пришедших к познанию Христа. Так, святой Стефан Казанский, татарин по происхождению, жил в XVI веке. Он пришел к христианскому священнику и объявил, что желает креститься. Священник спросил: не от бедности или не от страха ли он ищет крещения, ибо Казань была только что взята русскими. Пришедший ответил: «Тридцать лет я был болен ногами, так что не мог твердо стоять на них. Когда же власть московского царя стала сильной в нашей стороне и с нею стал известен Бог христианский, я начал думать: велик Бог, в которого веруют христиане, Он может дать здоровье и моим ногам, буду же веровать Ему и крещусь. И внезапно, в самый день решимости моей, ноги мои стали здоровы. Теперь я пришел исполнить обещание».

Жителем Казанского ханства был и татарин Турсас. Он принимал участие в обороне родного города и сражался против русских, но потом пожелал принять св. крещение, в котором получил имя Сергий. Он приходился родственником крещеной татарской царевне Ильякше (Иулиании). Сергий из любви ко Христу решил расстаться с миром, чтобы беспрепятственно выполнять заповеди Христовы. И он становится монахом на острове озера Кожа с новым именем Серапион. Преподобный Серапион Кожеозерский причислен Церковью к лику святых.

Мусульманин Равах, выходец из знатной арабской семьи, как-то раз зашел в христианскую церковь. Совершалась Божественная литургия, и Равах вдруг увидел белого Агнца, закалаемого священником на престоле, и сияющего голубя, сходящего на него. Увиденное так удивило его, что он подошел после службы к священнику и, когда получил разъяснение своего видения и таинственный смысл совершаемой в церкви Бескровной Жертвы, пожелал стать христианином. В крещении он получил имя Антоний.

Нечто подобное произошло и с Ахмедом Калфой. Этот турок-мусульманин жил в Стамбуле в середине XVII в. У него была русская наложница из рабов. Со временем Ахмед заметил особые благодатные изменения в ней, происходившие всякий раз, когда она приходила с богослужения. Заинтересованный этим, он пришел в храм на богослужение и увидел, как во время благословения народа патриархом из его пальцев выходили лучи света и покрывали всех христиан, и лишь только он сам оказался обделенным. Изумившись такому чуду, Ахмед изъявил желание немедленно креститься. И Ахмед Калфа, и Антоний-Равах за свою богоугодную жизнь причислены Церковью к лику святых.

Искренними и настойчивыми были искания истины святого Абу, уроженца Багдада, жившего в VIII в. Около 775 г. он поехал в Грузию и там, еще будучи мусульманином, стал основательно изучать Ветхий и Новый Завет и всё учение христианства, посещать богослужение и вникать в его смысл. Всё это постепенно привело к тому, что в нем созрело решение принять христианство как единственно истинную религию. Он также причислен к лику святых и назван Абу Тбилисским — по месту своего последнего пристанища.

Весьма угоден был Богу св. Авраамий Болгарский. Он был купцом и жил в мусульманской Булгарии Волжской в конце ХII — начале ХIII вв. и отличался необычайным милосердием. В летописи говорится, что он питал нищих, напаял жаждущих, одевал нагих и посещал больных. И Господь посетил этого благочестивого мусульманина, и открылся ему. Прежнее имя его летописи не сохранили, а во св. крещении он был назван Авраамием. После смерти тело его осталось нетленным, и у святых его мощей происходило много чудес, особенно исцеление слепых и душевнобольных. И источник, образовавшийся на месте его кончины, подает много исцелений. После смерти святой молитвенно предстательствует пред Богом особенно за своих соплеменников, ибо первым человеком, получившим исцеление от святого источника, была мусульманка.

И вот, если бы Хадиджа предложила Мухаммеду идти в Иерусалим, и там, в святом граде, познать истину веры в Бога у святых, живущих там, то Мухаммед послушался бы ее и открылась бы арабским племенам вера в Иисуса Христа. В это время в Иерусалиме было много великих святых: святой патриарх Софроний, патриарх Захария, духовный писатель Иоанн Мосх, патриарх Модест, знаменитый преп. Георгий Хозевит, по молитвам которого совершались чудеса (он воскресил умершего младенца, а перед своей кончиной уверил послушника, что не умрет, пока тот не придет к нему; и действительно умирающий ждал, и мирно почил после того, как повидался с послушником).

Еще свежи были воспоминания и о недавно почивших иерусалимских святых — Савве Освященном, основателе Великой лавры (он входил в разожженную печь и оставался невредим, молился о прекращении засухи – и на землю проливался дождь, исцелил кровоточивую женщину,  † 532 г.), великом подвижнике преподобном Кириаке († 556 г.), Феодосии Великом, имевшем дар прозорливости и чудотворения († 529 г.) и многих других. Мухаммед слышал о христианстве, но не встретил на своем жизненном пути ни одного христианского святого, который примером собственной жизни показал бы искавшему истины Мухаммеду, что истина — во Христе, а встречал он только искажения христианства, заблуждения, свойственные встречавшимся ему еретикам.

А побывав в Иерусалиме и увидев красоту и благолепие христианской церковной службы, высокую, достойную удивления жизнь христианских подвижников и их богомудрые беседы, Мухаммед несомненно, полюбил бы Христа. И это не было бы невозможным, ибо есть сведения о том, что уже один из ранних сподвижников Мухаммеда, Убайдаллах ибн Джахиз, переселившийся в Эфиопию, уверовал там во Христа и принял крещение. Другой человек, из племени Бани-Ижл, тоже стал христианином. Когда его привели к Али — племяннику и зятю Мухаммеда, тот человек сказал: «Я знаю, что Иса — Сын Божий» (Тахави. Китаб аль-Сияр).

Мухаммед искал Бога, но, видимо, не просил Его, чтобы Он Сам открыл Себя, чтобы Сам указал, какая вера правая. Но и теперь если каждый человек, в том числе и мусульманин, будет искать правду Божию, то эта правда может открыться ему. Надо только взывать к Богу: «Господи, Сам открой мне, как верить в Тебя». Хорошо молиться и ветхозаветному пророку Моисею: «Святый пророче Моисее, ты говорил, что будет Праведник после тебя, которого должно слушать. Открой мне, кто этот Праведник». И тогда Господь может в сердце человека сотворить знамение в удостоверение веры, подобно тому, как описывается в житии великомученицы Варвары, если только увидит, что человек искренен в своих поисках. Ибо знамения просили и некоторые иудеи, но Господь не дал его им, потому что они пребывали в гордости и лицемерии и знамения желали не из жажды истины, а из лукавых побуждений.

Значит для того, чтобы Господь услышал, надо быть чистым сердцем: жить по совести, не воровать, не убивать (особенно матерям детей во чреве), хранить мир со всеми, оказывать милосердие страждущим, сострадание, справедливость — словом, соблюдать все заповеди Моисея и молится о даровании истинной веры Истинному Богу.

(По материалам книги: Слово Истины: Начало познаний вещей Божественных и человеческих. М.: «Сибирская Благозвонница», 2003. С.875 – 897).

Примечания:

[1] Журавский А.В. Иисус в Коране. // Мир Библии № 4 1997 — С. 90 . См. так же: Легионов В.А. Мухаммед-христианин?// https://azbyka.ru/muxammed-xristianin

[2] Некоторые недобросовестные мусульманские пропагандисты пытаются представить выражение «Господу моему» как моему господину. Это не верно и искажает смысл. См. об этом мнение самих евреев – о переводе слова Адонай. См.: Подольский Барух. Имя Божие // https://www.slovar.co.il/index-99.html  

[3] См.: Как возникла Библия? // http://www.blagovestnik.org/books/00140.htm

[4] Там же // https://bookscafe.net/read/bibliya-kak_voznikla_bibliya-143140.html#p1 

[5] См.: Ислам: Историографические очерки / под общей редакцией С.М. Прозорова М.: «Наука», 1991. С. 23.

Добавить комментарий

четыре × 3 =