Древние цитаты из Корана и его сохранность

Мечеть КоранВ исламской полемической литературе обычным аргументов в пользу ислама приводится утверждение о том, что в отличие от других религий их писание – Коран не претерпел изменений. Сохранность Корана, именно в буквальном смысле понимается как тождество его с небесным оригиналом, находящимся на небесах в «Хранимой скрижали» (араб. اللوح المحفوظ — аль-лавх аль-махфуз). «Да, это — Коран славный. (22). в скрижали хранимой!» (Коран 85:21-22). «Аллах стирает и утверждает то, что пожелает, и у Него — Мать Писания (умм аль-китаб)» «Ар-Раад» (Гром) (К.13:39). См. также: К.56:77-78 (хранимое писание); К.80:11-16 и др.

Читаем в исламской литературе: Коран «это Слово Господне, которое защищено от любых изменений и искажений. Оно сохраняется у мусульман в той форме, в которой ниспослано на землю, пока Аллах не решит взять его к Себе»[1]. При этом, вопреки древней исламской традиции (примерно до XII в. н.э.)[2] современные мусульмане утверждают об искажении текста предыдущих Писаний (Торы и Евангелия), «тогда как Коран не был искажен»[3].

В отношении Корана провозглашается, что это речь Аллаха, которую через посредство некоего существа Джибрила (Гавриила) была надиктована Мухаммаду и им в точности передана его последователям. Имам ат-Тахави (ум. 935 г.) пишет, Коран ― это полностью речь Аллаха. «Он (Коран) не создан, как речь людей, и всякий, кто слышит его и объявляет, что это человеческая речь, становится неверующим. … Мы познаем и признаем с определенностью, что это речь Творца людей и она совершенно не похожа на речь людскую».[4]

По мнению мусульман речь Аллаха не сотворена и безначальна, но она в виде коранического откровения зафиксирована на материальных носителях — списках Корана. Известный исламский богослов имам Абу Ханифа (ум. 767 г.) говорит: «Коран – это речь Всевышнего Аллаха, записанная на страницах (мусхафах), сохранённая в сердцах, произносимая языками, ниспосланная Пророку <…>. Наше выражение Корана сотворено, наше чтение Корана сотворено, а сам Коран не сотворён»[5]. Чтение (кираат) — это свитки Корана, кодексы и соответственно все цитаты из исламского первоисточника.

Но насколько оправданы подобные притязания мусульман? Ведь известно, что при третьем «праведном халифе» Усмане (Османе) ибн Аффане была проведена редакция текста Корана. Причиной этого стали разногласия среди мусульман относительно различных способов чтений в Коране. Это произошло во время завоевательных походов, примерно в 636 году (14 г.х.).

Инициатором стал Хузайфа ибн аль-Йаман. «Он пришёл к халифу Усману и сказал: «О повелитель правоверных! Возьмись за эту общину до того, как они разойдутся во мнениях по поводу Писания, подобно тому как разошлись во мнениях иудеи и христиане». Заметим, что речь не может здесь идти о разности в огласовках арабского текста. Огласовки появились позднее происходивших событий, т.е. речь шла о консонантной (согласной) основе текста (араб. –  расм). Значит было различие в написании букв и в смысле»[6].

Редакция Корана была начата примерно в 645 г. и завершилась ок. 651 г. По указанию Усмана основным редактором текста выступал Зайд ибн Сабит, который первоначально собрал Коран еще при первом халифе Абу Бакре (634 г.). Именно этот свод Корана хранился у вдовы Мухаммада — Хафсы бинт Умар. Во время редакции Корана при Усмане за образец брался именно этот текст (свиток — мусхаф). При этом халиф Усман приказал размножить экземпляры Корана только в одном (курейшитском диалекте), а не 7-ми чтениях (кира’а), как якобы было ниспослано первоначально основателю ислама Мухаммаду.  [Кулиев Э. На пути к Корану. С.241].

После редакции Усман вернул свиток Хафсе и «отправил по свитку (прим. — 5 или 7) в каждый уголок государства и приказал сжечь всё, что противоречит этому свитку». (См. Сахих аль-Бухари, 4987, Сунан ат-Тирмизи, 3104). А через некоторое время был уничтожен и сам список Хафсы бинт Умар. «По одной версии в 665 г., по другой — в 661 году (год смерти Хафсы). Ту самую копию, которую собрал Зайд ибн Сабит при первом халифе Абу Бакре, соответствующую последнему предъявлению Корана Джибрилем в год смерти Мухаммада. Список Корана был уничтожен по приказу правителя Медины Марвана I ибн аль-Хакама»[7].

Примерно по такой же схеме «сохранялся», точнее редактировался текст Корана вплоть до его арабского египетского издания в 1924 году (каирское издание). Правки в которое вносились также в 1936 году (издание короля Фарука). Все предыдущие варианты и издания арабского текста Корана (до 1924) были уничтожены путем сброса их в реку Нил из-за вариаций или «ошибок» в тексте[8].

Поэтому утверждениям мусульман о том, что Коран не искажен и идеально сохранился так сложно проверить, ведь оригинал текста уничтожен! Более того, все последующие исправления и редакции сопровождались, как видим, уничтожением предыдущих вариантов текста. Но остались некоторые древние рукописи Коран, например, рукопись Саны, которые разоблачают оптимизм мусульман[9]. Кроме этих общеизвестных исследований древних списков Корана интерес представляет сохранившиеся коранические надписи на рабском языке на материальных носителях – стенах мечетей, наскальные надписи, цитаты древних исламских авторов. Рассмотрим некоторые из них.

Стихи Корана на стенах мечети «Купол Скалы»

На некоторых исламских ресурсах в сети Интернет можно встретить восторженные упоминания о сохранности текста Корана и хадисов. В качестве примера мусульмане при водят надписи в иерусалимской мечети Куббат ас-Сахра (Купол Скалы), датируемые 72 г. Хиджры (692 г. н.э.). Надписи сделаны в куфическом стиле и относятся к I веку хиджры[10]. Они выполнены мозаикой, т.е. это очень дорогая технология, требующая большого мастерства и соответственно точности при воспроизведении текста. Относительно надписей мусульманские пропагандистские ресурсы говорят, что они свидетельствуют о сохранности Сунны и хадисов — содержат упоминание о шафаа (заступничестве) Мухаммада за его общину[11]. Но почему-то очень редко упоминают о содержащихся там текстах Корана (по крайней мере русскоязычные ресурсы). В чем же причина этого?

Причина такого поведения в проблемах, которые существуют с текстом Корана. Лишь в одном случае, на англоязычном исламском сайте нам попалась статья об этом, да и та не исламского автора[12]. Интересными представляются надписи, расположенные на внутренней части восьмиугольной галереи мечети. Начиная с южной стороны это идущие по кругу цитаты из Корана с небольшими дополнениями к ним. Здесь важно то, что некоторые из них не точно соответствуют Корану. Например, условно вторая надпись на южной стороне внутри мечети: «Ему принадлежит власть, и Ему принадлежит хвала. Он оживляет и Он умерщвляет; и Он способен на все». Это цитата не имеет точного буквального соответствия в Корана. Она представляет собой сочетание айятов (стихов) из двух Сур 64: 1 и 57:2[13].

«Восхваляет Аллах то, что в небесах, и то, что на земле. Ему принадлежит власть, и ему — слава, <…> и Он над всякой вещью мощен!» (К.64:1) (пер. Крачковского). «Ему принадлежит власть над небесами и землей; <…> Он живит и мертвит: ведь Он — мощен над всякой вещью» (К.57:2).

Курсив с подчеркиванием — это те арабские слова, которых нет в коранической цитате со стен мечети. Знак <…>означает отсутствие слов из надписи на стене в современных айятах Корана.

Эта же надпись буквально повторяется на внешней стороне восьмиугольной галереи, на северо-восточной стороне. Признать такое совпадение случайностью или ошибкой трудно!

Более интересной является еще одна надпись. Она расположена на внутренней части северной и северо-западной стене галереи. Это цитата из Корана относящееся к кораническому Исе (Иисусу Христу). Начинается цитата вводной фразой, которой нет в Коране: {О Боже, благослови Твоего посланника и Твоего слугу (раба) Ису, сына Марии}. Далее идет текст Суры 19 «Марьям» (Мария) К.19:33 — «Мир ЕМУ в тот день, [когда] ОН родился (вулида), и в тот день, [когда] ОН умрет (йамӯту), и в тот день, [когда] ОН будет (йуб‘ас̱у — разбужен, воскрешен) воскрешен живым (хаййан)!». Здесь мы имеем искаженную цитату из К.19:33 с изменением первого лица на третье[14]. Что выражается в разнице написания слов на арабском. В Коране этот стих (айят) выглядит так:

«وَالسَّلَامُ عَلَيَّ يَوْمَ وُلِدتُّ وَيَوْمَ أَمُوتُ وَيَوْمَ أُبْعَثُ حَيًّا» (К.19:33).

 «И мир мне в тот день, как я родился, и в день, что умру, и в день, когда буду воскрешен живым!»» (пер. Крачковского). (К.19:33). [Ср. на Рис. 1].

цитаты Корана 1

Но это только часть проблемы, оказывается, что эта надпись от третьего лица в Коране является буквальной цитатой из той же 19 Суры, относящейся к пророку Йяхье (Иоанну Крестителю)!

К.19:15 – «وَسَلَامٌ عَلَيْهِ يَوْمَ وُلِدَ وَيَوْمَ يَمُوتُ وَيَوْمَ يُبْعَثُحَيًّا»

Весь контекст отрывка К.19:12-15 говорит именно об этом: «(12)»О Йахйа, держись писания сильно!» И даровали Мы ему мудрость, когда он был мальчиком, (13). и милосердие от Нас и чистоту. И был он богобоязненным (14). и благим своим родителям, и не был он тираном, ослушником. (15). Мир ему в день, когда он родился, и в день, когда умрет, и в день, когда будет воскрешен живым!» (К.19:12-15). В таком случае получается, что слова в К.19:33 произносит не коранический Иса, а либо Аллах, либо кто-то еще (Мухаммад?).

Получается, что здесь либо перестановка с места на место айята Корана, либо искажение в написании (расм), т.е. буквальной точности в цитате нет. Кстати мусульмане обвиняют христиан и иудеев в искажении Писания на основании того, что они меняют в нем местами слова: «За то, что они нарушили завет, Мы прокляли их и ожесточили их сердца. Они искажают слова, меняя их местами, и забыли долю из того, чему их научили …» (К.5:13) Ср. К.5:41 (пер. Кулиев)[15]. Неужели это тот случай, с мусульманами 2-го поколения (табиун)?

Любимая тема мусульман о том, что здесь присутствует ошибка переписчиков очень сомнительна. По мнению исследователей надписей в мечети Купол Скалы там работали профессиональные переписчики Корана[16].

Кроме этого случая можно упомянуть еще и надпись на внешней стороне галереи, начинающуюся на западной части стены и переходящую на северо-западную. Здесь присутствует фраза из Суры 17 «Аль-Исра» (Ночной перенос) 111 айят: «<…> Хвала Аллаху, который не брал Себе детей, и не было у Него сотоварища в царстве, и не было у Него защитника от унижения!» И величай Его величанием». Однако в цитате нет начальных слов айята – «И скажи:» (وَقُل). (См. рис. 2. К.17:111).

цитата Корана 2

Можно упомянуть и такие детали, как отсутствие на внешней стене в 112 Суре вводной басмалы[17]. В цитате из К.19:36 на западной внутренней стене нет начального союза «и» (вав) (см. рис. 3. К.19:36), а также отсутствие хамзы в слове جَاءهُمُ (джа’ахуму – пришло к ним) в К.3:19 на юго-западной стене внутренней галереи.

цитата Корана 3

Отличия от современного коранического текста есть и в словах, нанесенных на медные пластины, расположенные над входами в мечеть. Например, в надписях над восточным входом в словах Суры 7 «Аль-Араф» (Ограды) первое лицо заменено на третье. Вместо «милость Моя объемлет всякую вещь» (К.7:156) стоит «милость Его объемлет всякую вещь». Над северным входом в арабском тексте отражается вариант Суры 2:136 или 3:84 с изменениями: «Мы уверовали в Аллаха и в то, что было ниспослано Мухаммаду, и в то, что Пророкам <…> даровано от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему мы предаемся». Современная 3 Сура «Аль-Имран» (Семейство Имрана) имеет такой текст: «Скажи: «Мы уверовали в Аллаха и в то, что ниспослано Ибрахиму, И Исмаилу, и Исхаку, и Йакубу, и коленам, и в то, что было даровано Мусе, и Исе, и пророкам от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему мы предаемся»» (К.3:84). В текст цитаты добавлено имя Мухаммада, но отсутствуют имена других пророков и некоторые слова[18].

Другие примеры цитирования Корана

Помимо этого, рассмотренного выше памятника ранней исламской архитектуры и письменности, есть иные примеры неточного цитирования текста Корана. Некоторые из них приводит исследователь исламской истории профессор Майкл Кук. В частности это коранические цитаты на древних арабских монетах – дирхемах. Эти монеты относятся примерно к тому же времени, что и надписи на стенах мечети «Купол Скалы».

На реверсе дирхема из Куфы (79 г.х.) встречаем такой текст: «Он <…> послал его с <…> руководством и религией истины, <…> хотя бы и ненавидели это многобожники». Это либо укороченный вариант айята 33 Суры 9 («Ат-Тауба»/ Покаяние»): «Он — тот, который послал Своего посланника с прямым путем <…> и религией истины, чтобы проявить ее выше всякой религии, хотя бы и ненавидели это многобожники» (К.9:33). Либо это айят Суры «Ас-Сафф/Ряды»: «Он — тот, кто послал Своего посланника с руководством и религией истины, чтобы явить ее превыше всякой религии, хотя бы и ненавистно было это многобожникам» (К.61:9)[19].

Также Майкл Кук приводит цитату из письма Хасана ал-Басри (ок. 700 г.), которое сейчас признается как образец раннеисламской теологии. Там содержится следующая цитата из Корана: «Так оправдалось слово Господа твоего над теми, которые нечестивы, что они обитатели огня». Это не может быть 33 айят из Суры 10 «Йунус» (Иона): «Так оправдалось слово Господа твоего над теми, которые нечестивы, что они не веруют!». Также это не совпадает с текстом Суры 40 «Гафир» (Прощающий): «Так оправдалось слово Господа твоего над теми, которые не веровали, что они — обитатели огня!» (К.40:6)[20].

Для исследователей текста очевидно, что это не может быть ошибкой писца, т.к. после этой фразы в письме идет следующая: «”Обещание наказания оправдалось над ними только после того, как они поступили нечестиво”». То есть в тексте письма зафиксирована гибридная версия»[21].

Об еще одной надписи с ранней цитатой из Корана упоминает профессор Марин ван Путтен (Marijn van Putten). Это эпиграфическая надпись содержащая текст Суры 112 «Аль-Ихлас» («Очищение веры»): «Басмала ничем не примечательна, но первый стих отличается от канонического прочтения». Хотя смысл арабской цитаты из Корана сохраняется, но орфография отличается как наличием, так и отсутствием некоторых букв. «Все эти особенности вместе взятые, если бы в ней не было фразы из Корана, побудили бы любого, кто работает над доисламским арабским языком, предварительно предположить, что эта надпись является доисламской. Похоже, что эти древние практики продолжали существовать и в ранний исламский период»[22].

Мы видим определенную вариативность в цитировании Корана, видим отличие и в написании текста. Все это ставит под сомнение исламскую теорию об уникальном характере арабского писания и его точной, буквальной сохранности. По крайне мере в современном исламском понимании. Исламский догмат об исключительном положении Корана все-таки предполагает более серьезное отношение к цитатам из него. Об осуждении чтения Корана не по порядку и в смешанном виде упоминает ас-Суйюти[23].

Попытка объяснения

Какие же объяснения предлагаются мусульманами по этому поводу? По всей видимости, они согласны с мнением Эстель Уилан (Estelle Whelan), научная статья которой приводится на англоязычном исламском сайте о рассмотренных выше надписях в иерусалимской мечети[24]. Но насколько её аргументы помогают мусульманам?

По мнению Э. Уилан, различие в рассмотренных надписях на стенах иерусалимской мечети, как и другие типы древних цитат из Корана (на дирхеме) свидетельствуют о надежности мусульманской традиции, восходящей к редакции Корана Усманом. Однако автор делает важную для нас оговорку об этой надёжности: «по крайней мере в общих чертах»[25]. То есть буквальную точность все-таки мы здесь не наблюдаем, несмотря на современные исламские рассказы о достоверных (мутаватир) сообщениях от Мухаммада благодаря чему якобы Коран идеально сохранялся и передавался в устной форме до его письменной фиксации[26].

Однако автор упомянутой статьи пытается объяснить такое вариативное цитирование текста Корана достаточно спорным образом. По мысли Уилан очень дорогой мозаичный коранический текст, нанесенный на стены мечети, как и примеры неточного цитирования на монете (дирхеме) и у ранних мусульманских авторов, — это не прямое цитирование Корана. Скорее всего это приспособление и творческое использование «текста для различных риторических целей», в том числе для полемики. Э. Уилан предполагает, что это могли быть «небольшие проповеди или части одной проповеди, адресованные аудитории, которая, как можно ожидать, поймет намеки и сокращенные ссылки» на уже хорошо известные им места из Корана[27].

Но насколько такое объяснение является реалистичным? Здесь мы сталкиваемся сразу с несколькими проблемами. Во-первых, многие исследователи Коран не так оптимистичны в отношении появления единого текста исламского откровения в конце VII в. н.э. Например, Е.А. Резван говорит о «многовековом процессе фиксации текста Корана»[28]. Унификация текста Корана, и стабилизация системы «чтений» (кирааты), в том числе в консонантной основе (расм), продолжалась в «мусульманской ученой среде вплоть до X века»[29].

Об этом же пишет профессор арабист Д.В. Фролов: «Полная и окончательная канонизация текста Корана заняла около трех веков после смерти Мухаммада, если считать конечной точкой реформу Ибн Муджахида (ум. 936), признавшего семь равноценных его редакций или «чтений», определявших вокализацию установленного при ‘Абд ал-Малике письменного текста»[30].

Во-вторых, Уилан очень оптимистична в отношении всеобщей грамотности в арабском халифате в конце VII в. н.э[31]. Откуда люди, посещающие мечеть Купол Скалы в Иерусалиме могли так хорошо знать текст Коран и уметь его читать на стенах? Как они могли понимать намеки и отсылки к еще нешироко распространившемуся арабскому тексту Корана именно в усмановской редакции? Насколько это возможно было в Палестине, в неарабоязычной среде, да еще и с учетом новообращенных? Очевидно, что предположения Эстель Уилан оказываются очень сомнительными и шаткими.

Что на самом деле?

Рассмотренные выше примеры отличия ранних коранических надписей от современного текста Корана не являются сенсацией для исследователей. Например, Е.А. Резван в своей книге «Коран и его мир» отмечает, что в свете текстологических изучений ранних рукописей Корана, в т.ч. рукописи Саны (DAM 01-27.1), исламская традиция «не может дать однозначные ответы на вопросы связанные с ранней историей текста Корана. <…> Уже сегодня ясно, что подлинная история, которую сохранили для нас ранние списки, будет несколько отличаться от той, что сохранена мусульманской традицией»[32]. В другом месте он пишет, что истории фиксации коранического текста «самым серьезным образом отличается от той, что нам сохранила традиция»[33]. В полной мере это можно отнести не только к текстам ранних рукописей, но и к ранним кораническим надписям.

В чем причина такого отличия между ранними кораническими текстами и более поздней традицией? Почему возникло такое отличие и варианты текста? Ответить на эти вопросы можно, на наш взгляд, обратившись к исследованиям в области библеистики и библейской новозаветной текстологии. Ошибка некоторых исследователей в попытках объяснить историю формирования текста Корана заключается в том, что она строится на неверной методологии. Еще некоторое время назад для большинства исследователей новозаветного текста было принято рассматривать передачу сакрального текста в рамках письменной традиции. В рамках литературной парадигмы ученые склонны были искать единообразность и первоначальные формы письменной фиксации. Однако первоначальная форма передачи Откровения подразумевает устную традицию. Именно здесь, в таком неверном подходе, как считает профессор Джеймс Данн лежит причина дисбаланса в принятой точке зрения и методологии[34]

Устная традиция предполагает передачу священной истории и откровений в общине. Поэтому важны передатчики сообщений и те, кто воспринимает его. Так формируется определенный круг слушателей и традиция в рамках которой затем наступает период письменной фиксации. Как выяснили библеисты, относительно устной традиции для нее характерной и неотъемлемой чертой является вариативность при исполнении, т.е. передаче[35]. Именно так функционировала новозаветная устная традиция в которой сочетается постоянство и гибкость, стабильность и разнообразие[36].

Очевидно, что также устно первоначально предавались откровения Мухаммада. Следовательно, разные варианты текста – это следствие устной передачи. Вот, например, профессор Д.В. Фролов именно так объясняет вариативность арабского коранического текста: «Множественность редакций обычна при записи устных текстов и отражает сложность и противоречивость процесса перехода словесности к письменной стадии[37]. Процесс этот приводит к возникновению двух слоев текстов»[38].

Но если в отношении новозаветного текста вариативность при сохранности смысла и сути Откровения не представляют никакой проблемы[39], то для исламского вероучения это не так. Необходимость точного соответствия зафиксированного коранического текста на материальных носителях небесному оригиналу — «Хранимой скрижали» ставит перед исламом серьезные проблемы. 

Мусульманские апологеты обычно утверждают противоположное: что благодаря точной и множественной передаче (мутаватир) соратниками Мухаммада его откровений Коран сохранился с буквальной точностью: «Мусульмане не берут Коран из книг и манускриптов, они берут Коран из передачи из уст в уста, причем эта передача мутаватир»[40]. Но, как видно, это не подтверждается научными исследованиями в области текстологии и функционирования устной традиции. Не подтверждают это и ранние коранические надписи. Также соломинка мутаватира ломается и самими исламскими богословами, если внимательно читать их тексты. 

Например, исламское предание говорит нам о том, что Коран мог быстро забываться, если мусульмане не будут его постоянно повторять (Бухари, 5033). Здесь однозначно говориться об устной традиции и о возможности легкой потери части откровений Мухаммада. О том, что сам Мухаммад забывал слова своих откровений сообщает другой достоверный хадис: «Сообщается, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказала: «(Однажды) Пророк, который услышал, как какой-то человек читает (Коран) в мечети, сказал: “Да помилует его Аллах! Он напомнил мне такие-то аяты из таких-то сур, которые я забыл”». (Бухари, 5037). См. также Бухари 1120 (2655). В комментарии к последнему хадису говорится о том, что Мухаммад забывал айяты «на очень короткое время»[41]. Уже здесь видно, как могла возникать вариативность текста. Естественно, что здесь не идет речь о т.н. «отмененных» аятах, которые Аллах якобы специально заставляет забывать (см. К.87:6).

Далее, знаменитый средневековый исламский богослов Джалал ад-Дин ас-Суйути (ум. 1505) относительно ниспослания Корана в семи харфах (формах чтениях) приводит следующие примеры расхождения между ними. Отличие в харфах появляется «когда меняется порядок слов, например, “И принесло опьянение смерти истину” или “… опьянение истинной смерть” (К.50:19)»[42]. В комментарии к этому примеру говориться о том, что так читали Абу Бакр и ал-Хасан ал-Басри[43]. По мнению андалусского хадисоведа Касима ибн Сабита (ум. 915), «все эти вольности (rukṣa) имели место, когда большинство из сподвижников не умели писать и не знали начертания букв, но знали звуки и места их образования»[44].

Видим, что сами исламские богословы говорят, что отличие в вариантах чтения есть следствие, в том числе, незнания письменности сподвижниками Мухаммада и особенности запоминания его «откровений». С точки зрения строгой исламской позиции это можно назвать вольностями (практически – ошибками), а с точки зрения устной традиции – вариантами чтений (кираат – способ чтения). Что как раз является наилучшим объяснением встречающихся вариантов передачи коранических откровений в ранних рукописях Корана и надписях на иных источниках. 

Заключение

Мы видим заметные отличия от стандартного арабского текста современного Корана в ранних памятниках исламской культуры. Коранические цитаты на стенах иерусалимской мечети «Купол Скалы», надписи на монетах и цитаты из других источников не укладываются в жесткие исламские рамки догмата о буквальной сохранности Корана. По мнению исследователей текста Корана, это свидетельствует, во-первых, о том, что стандартизированный текст Усмана, даже после уничтожения альтернативных авторитетных «чтений», еще много времени не имел всеобщего распространения. Соответственно имели хождение другие кирааты (чтения) Корана, которые сейчас известны как альтернативные (’Абдуллаха ибн Мас’уда, Убайа ибн Ка‘ба и др.), или неизвестны из-за их уничтожения исламскими властями.

Во-вторых, эти факты говорят нам о том, что борьба с альтернативным кораническим текстом не была вначале очень успешной. Спустя много лет – в 90-е годы VII века мы встречаем варианты текста в настенных росписях одной из исламских святынь – иерусалимской мечети «Купол Скалы», на дирхеме из Куфы, в письмах авторитетного богослова Хасана ал-Басри – представителя второго поколения мусульман (табиун).

Очевидно, что для ранних поколений мусульман текст Корана еще не представлял собою нечто незыблемое и единообразное. Допускались варианты чтений и цитирования даже на официальном уровне[45], т.е. более поздний исламский догмат о точной передаче и неизменности текста ранними мусульманами либо игнорировался, либо был им не известен. Более того, устная традиция, о точности которой любят говорит мусульманские пропагандисты, не знает буквальной точности.

По мнению профессора Девина Дж. Стюарта, современный исламский аргумент о том, что непрерывная и надежная устная передача (мутаватир) точно сохранила текст Корана от ошибок «не оправдывает ожиданий. <…> многие из вариантов, признанных законными в исламской традиции, могли возникнуть в результате устной передачи, многие другие не могут возникнуть, поскольку основаны на графическом, а не звуковом сходстве» (The Qur’an in its Historical Context. Р.229).

Следовательно, и первоначальное отношение к передачи откровений основателя ислама было не таким консервативным. Это предполагало возможность изменения и достаточно свободного цитирования коранического текста.

По всей видимости в рамках межрелигиозной полемики с иудаизмом, христианством и средневековыми исламскими сектами ислам был вынужден корректировать свои вероубеждения. Следствием чего настала необходимость каким-то образом демонстрировать преимущество Корана над другими Священными Писаниями. А поскольку сам текст Корана не давал для этого существенных оснований, был предложен догмат о несотворенности Корана и буквальной точности его передачи с небесного оригинала и последующей сохранности. Благо, что к тому времени редакция халифа Усмана благодаря репрессивным усилиям исламских властей получила широкое распространение.

При всей первоначальной привлекательности исламской позиции относительно сохранности Корана, она не подтверждается при более пристальном исследовании древних коранических надписей и рукописей. Исламская вера в точность передачи Корана с небесной скрижали (аль-лавх аль-махфуз) и в буквальную сохранность этого текста проблематична. Данная статья как раз и предоставляет определенные основания для того чтобы в этом убедиться.

протоиерей Дмитрий Полохов

P.S. см. еще по теме:

Сноски и примечания:

[1] Основы веры в свете Коран и Сунны / под ред. А.Н. Факахи и А. аль-Гамиди; пер. с араб. Э. Кулиева. М.: Умма, 2005. С. 166.

[2] См., напр.: ОБЗОР ДИСПУТА НА ТЕМУ: «ГОВОРИТ ЛИ КОРАН ОБ Б ИСКАЖЕННОСТИ ТОРЫ И ЕВАНГЕЛИЯ?» | θεοφάνια | Теофания 

[3] Основы веры в свете Коран и Сунны. С. 137.

[4] Тахави, имам. Акыда (Символ веры). Казань, 2000. С. 6-7. (п.33).

[5] Цит. по: Аль-Кунаби. Наше чтение Корана сотворено? / ДАРУЛЬ-ФИКР. 

[6] См.: Полохов Д., прот. Как там у критиков? // Почему Церковь не признала другие Евангелия? / weren.ru

[7] См.: Полохов Д., прот. Как там у критиков? // Почему Церковь не признала другие Евангелия?. И здесь: Кулиев Э. На пути к Корану. М.: Умма, 2006. С. 121.

[8] См.: The Qur’an in its Historical Context / Edited by Gabriel Said Reynolds. — Abingdon: Routledge, 2008. P. 2-3; History of the Quran — Wikipedia ; См. О проблемах текста Корана: Множество проблем Корана/ Азбука веры. 

[9] См.: Полный разбор ислама (Часть 15). Рукопись Саны и её противоречие исламу. Вопросы, с которым сталкивается ислам. / Свет миру. [неправославный сайт]

[10] The Arabic Islamic Inscriptions On The Dome Of The Rock In Jerusalem, 72 AH / 692 CE / Islamic Awareness. 

[11] В свете исламского учения о заступничестве (шафаа) Мухаммада за своих последователей на последнем суде Аллаха, всякий грех мусульманина может быть прощен, кроме перехода в другую веру. Соответственно среди помилованных и удостоенных исламского рая окажутся все исламские террористы, преступники, убийцы ни в чем неповинных детей в городе Беслане, садисты типа бывшего правителя Уганды каннибала Иди Амина и т. п.

[12] Whelan Estelle. Forgotten Witness: Evidence For The Early Codification Of The Qur’an

[13] См. Ibid.

[14] См.: Ibid.

[15] По толкованию авторитетного Ибн Касира: «Они искажают слова, (переставляя их) с их мест– их понимание исказилось, и они стали плохо разуметь знамения Аллаха и толковать Его писание не так, как оно было ниспослано. Они изменили его смысл и стали говорить то, чего не следовало». Сура 5. Трапеза, 13-й аят

[16] См.: Whelan Estelle. Forgotten Witness: Evidence For The Early Codification Of The Qur’an.

[17] См.: Ibid.

[18] См.: Ibid. Сура 2:136 — «Скажите: «Мы уверовали в Аллаха и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано Ибрахиму, Исмаилу, Исхаку, Йакубу и коленам, и что было даровано Мусе и Исе, и что было даровано пророками от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему предаемся»».

[19] См.: Кук Майкл. Коран. Краткое введение. М.: Астрель, 2007. С. 77.

[20] Кук Майкл. Коран. Краткое введение. М.: Астрель, 2007. С.147-148.

[21] Там же. С. 148.

[22] Доисламская орфография суры аль Ихлас / группа ВК «Древняя Аравии, ранний ислам». 

[23] См. Whelan Estelle. Forgotten Witness: Evidence For The Early Codification Of The Qur’an. см. сноску №22.

[24]. Ibid.

[25] Ibid.

[26] Слово “аль-мутаватир” образовано от слова “ат-таватур”, что означает “ат-татабу” (поочередное следование друг за другом). Мусульмане считают, что хадис мутаватир – это хадис (сообщение о словах и поступках Мухаммада), переданный столь большим числом передатчиков, что невозможно, чтобы они объединились во лжи. Считается, что коранические «откровения» Мухаммада передавались устно именно таким образом и поэтому в них не может быть отклонений и искажений. (см. Шамсуддин Махди. Что такое хадис мутаватир? / ДАРУЛЬ-ФИКР).

[27] Whelan Estelle. Op. cit.

[28] Резван Е.А. Коран и его мир. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2001. С. 135

[29] Там же. С. 174.

[30] Фролов Д.В. Арабская филология. Грамматика. Стихосложение. Корановедение. Статьи разных лет. М.: Языки славянской культуры, 2006. С. 324. «Выделение одного чтения как общепринятого произошло только в наше время, во многом в связи с потребностями книгопечатания. Таким чтением стала версия ‛Асима в изводе Хафса , — правда в Магрибе имеет хождение печатный текст Корана по чтению Нафи‛а». (См.: Там же.).

[31] Начало распространения образования и грамотности в странах Арабского Халифата начнется только в 8-13 вв.. Исследуемые цитаты – это конец VII века. (См.: Кухарева Е.В. Образование в арабских странах из глубины веков до наших дней).

[32] Резван Е.А. Указ. соч. С. 185.

[33] Там же. С. 199.

[34] Данн Дж. Д. Новый взгляд на Иисуса. Что упустил поиск исторического Иисуса. М.: ББИ, 2009. С. 53.

[35] Там же. С. 136.

[36] Там же.

[37] Ср. применительно к поэзии: А. Б. Куделин. Ранняя арабская поэзия; опыт историко-функционального анализа И Классические памятники литератур Востока. М., 1985.

[38] Фролов Д.В. Арабская филология. Грамматика. Стихосложение. Корановедение. Статьи разных лет. М.: Языки славянской культуры, 2006. С. 324. 

[39] См.: «Главное в Писании – смысл, то есть суть вести, тем более что долгое время письменной фиксации Откровения Божьего не было и оно передавалось и существовало в форме Священного Предания (см.: Ин.15:3, 14:2, 16:13)» (Полохов Д., прот. О «научных» чудесах Корана /Азбука веры). Б. Эрман: «На самом деле, большинство изменений обнаруженных в ранних христианских манускриптах не имеют ничего общего с теологией и идеологией [т.е. не влияют на суть христианской веры]». Крейг Эванс: ««99% всех вариантов не влияют на смысл текста. Подавляющую часть вариаций. составляют вариации в орфографии и порядке слов». (См.: О сохранности Библии (книг Нового Завета) / АПС).

[40] Такой оптимизм не имеет основания, иначе откуда в «Сахих аль-Бухари» могли появиться такие хадисы, как этот: «Передают со слов Джундуба ибн ‘Абдуллаха, да будет доволен им Аллах, что Пророк сказал: «Читайте Коран, пока сердца ваши пребывают в согласии относительно него, а когда (между вами) будут возникать разногласия, оставляйте его» (Бухари, 5060).

[41] См.: Сахих аль-Бухари. М.: Умма, 2004. С. 432.

[42] ас-Суйути Дж. Совершенство в коранических науках. Вып.2: Учение о ниспослании Корана. М., 2001. С. 175.

[43] Там же. С.247.

[44] Там же. С. 175.

[45] По-другому трудно объяснить отличия в тексте на монетах и в одной из главных святынь ислама.

Добавить комментарий

семнадцать + 7 =