Славянская идентичность: от язычества к христианству

Поиски «славянской» идентичности у современных нСлавянская идентичность: от язычества к христианствуеоязычников.

протоиерей Дмитрий Полохов.

Сегодня отчасти и не только в маргинальных слоях, но и околонаучном уровне и даже как политические инициативы появляются попытки «изучения, сохранения и возрождение особенностей, обычая, самобытности славянского народа». В современной российской действительности все эти инициативы обычно выливаются в разного рода попытки псевдонаучных и псевдоисторических реконструкций неоязыческой направленности.[1]

Однако с точки зрения такой науки как Славяноведение или славистики,  славяне сейчас это не один народ, а «группа родственных по языку народов в восточной и юго-западной Европе» (Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Современная версия. М., 2004. С.536). Соответственно и обычаи, языковые и культурные особенности у них отличаются, поэтому говорить о том, что «славяне, также как и другие народы, проявляют живой интерес к своему прошлому», значит утверждать то, чего в реальности не существует. Можно лишь говорить об общих чертах славян в отношении лингвистическом, этнологическом, историческом, историко-литературном и религиозном смысле. При этом, как отмечают современные исследователи, стержнем, сохраняющим «духовное единство и самобытность славян» является христианская религия.[2]

Можно сослаться на мнения разного рода экспертов ― религиоведов и юристов относительно современного неоязычества: «Неоязычество в культурно-религиозном пространстве нашей страны существует лишь в качестве синкретических нетрадиционных форм религиозного сознания, не имеющих позитивной культурной основы в нашем обществе, полагаем, что неоязыческие религиозные и иные подобные объединения в целом являются деструктивными в отношении традиционных духовных и культурных ценностей народов России». (Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера. Т.3. Неоязычество. Ч.1. М., 2000.).[3] Т.е. неоязычество не возрождает, а разрушает все то, что нас сейчас объединяет с другими славянскими народами, в первую очередь православными.

В Повести Временных Лет (ПВЛ) как только заходит речь о язычестве, славянство сразу же разделяется на разные племена и территории, и все эти осколочки исповедуют свои местные культы со своими языческими божествами, т.е. нет ни какой речи о единстве, объединении. Это выражалось и в разных обычаях, в том числе и нравственных нормах.  ПВЛ: «Все эти племена имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, и каждые — свой нрав. Поляне имеют обычай отцов своих кроткий и тихий… А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывало, но умыкали девиц у воды. А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало, но… умыкали себе жен по сговору с ними; имели же по две и по три жены». «Преподобный Нестор Летописец обозначил здесь главную «сладость» язычества — многобожники устанавливают сами себе закон, не зная (а теперь, в наши дни — не признавая) закона Божия, единого для всех православных христиан, народа нового. Современная американская писательница, Розмари Элен Гуили, вполне сочувствующая неоязычеству, в своей «Энциклопедии ведьм и колдовства» (М.,1998.Американское издание — 1995 г.) подтверждает слова нашего первого историка: «Неоязычество(…), как движение оно не объединено и не централизовано, не имеет структуры…, и это является одним из ключевых Факторов его привлекательности.(…) Все неоязычники ценят выбор собственной дороги и верований» (С.389)».[4]

Академик Д.С. Лихачев: «Язычество не было религией в современном понимании — как христианство, ислам, буддизм. Это была довольно хаотическая совокупность различных верований, культов, но не учение. Это соединение религиозных обрядов и целого вороха объектов религиозного почитания. Поэтому объединение людей разных племен, в чем так нуждались восточные славяне в X-ХII веках, не могло быть осуществлено язычеством. Да и в самом язычестве было сравнительно мало специфических национальных черт, свойственных только одному народу». (Лихачев. с.249). «Христианство для нас выступило как объединяющее страны начало, включающее Русь в состав Европы». (Там же. с.251).[5]

Следует сказать, что в рамках язычества такая попытка рождения единства славян, их общей идентичности не удалась дважды: при князе Святославе ― Из ПВЛ он говорит своей матери св. равноап. Ольге: «Не нравится мне здесь. Хочу жить в Переяславце на Дунае: там середина земли моей; туда привозится все добро; из Греции идут туда золото, ткани, вина, плоды разные; из Болгарии и Венгрии серебро и кони; из Руси звериные шкуры, воск, мед и рыба» (В год 6477 (969)). И при кн. Владимире (в 983 г.) ― когда тот пытался провести свою реформу язычества с целью противопоставить его христианству и объединить вокруг Киева др. славянские племена.[6]

Лишь днепровская  купель Крещения в 988 году, приняв в себя разные племена славян, в язычестве разделенных между собой, вывела на свет Божий русских, единых по своей культуре и вере с Болгарией и Великой Моравией ― колыбели и очага истинно славянской культуры, рожденной трудами св. равноап. братьев Кирилла и Мефодия.

ПВЛ: «Поэтому учитель славян – апостол Павел, из тех же славян – и мы, русь; поэтому и нам,  руси,  учитель  Павел,  так  как  учил  славянский  народ  и  поставил  по  себе  у  славян епископом и наместником Андроника. А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались  русью,  а  прежде  были  славяне» (ПВЛ. год 6406 (898).).

Промыслительный и благодатный выбор Православия дал удивительный результат – через время двух-трех поколений из множества разных славянских племен: древлян, полян, родимичей, вятичей и словен, образовался единый русский народ[7] со своею письменностью, культурой и высокой объединяющей идеей служения Богу в границах данной Им земли. Вот почему Ф.М. Достоевский с уверенностью утверждал: “Понятие «русский» определяется не составом крови, а отношением к православию”.[8]  

Можно привести  слова архиепископа  Димитрия (Муретова) (1806-1883 гг.), который говорил, что христианская вера: «Соединила воедино разрозненные племена славянские, уничтожила племенные их отличия, поставляющие преграду их общению, и образовала один многочисленный, сильный и единодушный народ русский. Кто соблюл и сохранил нашу народность в течение стольких веков, после стольких переворотов, посреди стольких врагов, посягающих на нее? Святая вера Православная».[9]

Добавить комментарий

5 × два =