О характере откровений Мухаммада

О характере откровений Мухаммада
Мухаммад и Джибрил. Миниатюра 15 века взята с просторов интернета

В данном случае хотелось бы привести высказывания светских ученых и исследователей о характере откровений Мухаммада, которые позднее были сведены в священную для мусульман книгу Коран. В данном небольшом обзоре приведем мнения как известных специалистов в области исламоведения, так и компетентных авторов в медицинской сфере.

Вначале сошлемся на мнение известного арабиста и исламоведа Агафангела Ефимовича Крымского († 1942). Он в своем исследовании «История мусульманства» (М.: Жуковский; Кучково поле, 2003) ссылается на мнение профессора А. Шпренгера, который описывает состояния основателя ислама при получении коранических откровений.

По мнению историка ориенталиста и медика Шпренгера, Мухаммад страдал так называемой мускульной истерией, характерной симптоматикой которой можно считать склонность к разного рода галлюцинациям, фантазиям, мнимым видениям, экстазам, лжи либо самообману.[1] Как уточняет этот диагноз А.Е. Крымский, истеричные люди, к которым он, без сомнения, относит и пророка ислама, очень чувственны и большие энтузиасты, они обладают какой-то особенной свежестью в выражении своей мысли и кажутся своему окружению вполне оригинальными, хотя подобная оригинальность не сверхъестественное дарование, а лишь более смелое и ясное выражение исканий того общества, к которому принадлежал новоявленный «пророк».[2]

Подобная симптоматика не могла возникнуть вдруг и неожиданно, наверняка начало этого заболевания необходимо искать в раннем детстве Мухаммада, хотя, как мы знаем, сами видения стали появляться у «Посланника Аллаха» только в сорок лет.[3] Это подтверждается и мусульманским преданием. Некоторые исследователи биографии Мухаммада обращают внимание на припадок, произошедший с ним в раннем детстве, который в позднейшей мусульманской традиции будет считаться чудом очищения сердца «пророка».[4] Хотя и здесь не все так однозначно, как пишет Р. Дози, эта история тесно связана с некоторыми местами из Корана, где говорится о том, что Мухаммад какой-то период своей жизни находился в заблуждении, т.е. поклонялся идолам (К.93:7), но потом Аллах раскрыл ему грудь и очистил от этой ноши (К.94:1).[5]

Первоначальная версия очищения излагается в Сире Ибн Хишама и хадисе у Бухари. Это событие происходит накануне так называемого «чуда» ночного путешествия из Мекки в Иерусалим (исра) (напоминающее галлюцинацию) и вознесения Мухаммада на небеса (мирадж) (Бухари 221, ср. 1513).[6] Однако позднее, когда стало понятно, что досадный факт идолопоклонства «Посланника» портит общую картину, время «очищения» у других составителей преданий постепенно переносится в раннее детство знаменитого курейшита. Причиной таких изменений в жизнеописании Мухаммада является попытка подогнать его биографию под исламскую концепцию о том, что Аллах хранил будущего своего пророка от «гнусностей язычества», желая поручить ему высшую миссию.[7]

Первоначально начали говорить о том, что это событие произошло на двадцатом году жизни, потом — на одиннадцатом, т.к. именно с этого времени, по арабским представлениям, человек делается ответственным за свои поступки, и, наконец, очищение Мухаммада было перенесено в раннее детство.[8] Все это еще раз доказывает, что даже «тщательная очистка биографии пророка от родимых пятен язычества не смогла полностью стереть память об этом»,[9] тем более что в начале своей проповеди Мухаммад не говорил о единственности Бога и открыто не выступал против языческого многобожия и идолопоклонства, как пишет профессор О.Г. Большаков.[10]

Именно при описании данного происшествия и происходит соединение этой благочестивой легенды с событиями из раннего детства основателя ислама. Вот как об этом пишет Ибн Хишам со слов кормилицы Мухаммада Халимы: Однажды, когда будущий пророк ислама пас ягнят вместе со своим молочным братом, на него напали двое мужчин в белых одеждах, положили на землю и разрезали живот, после чего начали теребить его. Халима вместе со своим мужем отправляется к месту происшествия и находит Мухаммада стоящего с бледным лицом.

После таких очень странных обстоятельств: этого видения, которое сопровождалось падением на землю («положили на землю»), судорог и болезненных ощущений, которые двухлетний мальчик объяснил разрезанием живота и бледностью, о которой так много потом будет говориться в будущем, приемные родители испугались и решили вернуть мальчика его родной матери. Большой интерес для нас представляют слова мужа кормилицы, которые недвусмысленно говорят о том, что на самом деле речь идет о приступе болезни, напоминающей эпилепсию или о демоническом нападении: «О Халима! Я боюсь, что с этим мальчиком что-то случилось. Так верни его в свою семью поскорее, пока не будет явным то, что с ним».[11]

К сожалению, это всего лишь небольшие фрагменты из подлинной истории Мухаммада, оставшиеся в его официальном житии. Более полную картину симптомов этой болезни дает нам материал, сохранившийся от ибн-Исхака. Отредактированное исламской цензурой жизнеописание, составленное этим автором, говорит нам о том, что подобные припадки продолжались у Мухаммада и в более зрелом возрасте, еще до начала получения коранических откровений. По словам ибн-Исхака, «Мухаммада лечили от дурных наваждений еще в Мекке, еще до того времени, когда появилось ему откровение Корана. Когда откровение Корана к нему снизошло, он имел те же припадки, которые были у него и раньше. Еще раньше у него появлялось нечто вроде обморочного состояния после сильных судорог; глаза его при этом закрывались, лицо покрывалось пеной, и он вскрикивал так, как вскрикивает молодой верблюд».[12]

Именно во время одного из таких припадков, как повествует одно из преданий, несчастный основатель новой религии так быстро и сильно упал на ноги Зайда, своего вольноотпущенника и приемного сына, что тот думал, не сломал ли Мухаммад ему колени?[13] Упоминание о потере чувств и падениях будущего «пророка» до его выхода на проповедь содержатся и у Бухари, в частности, в повествовании о перестройке тогда еще языческой Каабы (603-605 гг.), участие в которой принимал и молодой Мухаммад (Бухари 231).[14] Этот же источник говорит о том, что во время ниспослания откровении лицо арабского пророка краснело и сам он при этом хрипел (Бухари 738).[15]

По всей видимости, к сорока годам, т.е. к началу «ниспослания» откровений, у арабского пророка произошло обострение заболевания, о чем мы можем судить из рассказа о первом «видении». Предварительно следует отметить, что сам Мухаммад способствовал подобному развитию ситуации, т.к. находился в постоянном духовном поиске и религиозных размышлениях о Боге, бессмертии и вечной загробной участи.

Вследствие этого будущий арабский пророк находился в постоянно возбужденном состоянии духа и душевном волнении, что создавало напряженную атмосферу ожидания чего-то более важного и способствовало обострению галлюцинаций и припадков, которыми он страдал. Мухаммад стал часто уединяться со своей семьей недалеко от Мекки на горе Хире, часто молился и постился, а по ночам его тревожили странные, но пока еще не четкие сновидения. Да и вся окружающая мрачная обстановка вокруг горы не могла вызвать у него спокойного душевного настроения.[16]

Таким образом, можно предположить, что психические силы Мухаммада были истощенны, и произошел срыв: компенсаторные механизмы организма не могли уже справиться с возникшим напряжением и течение болезни приняло новую форму, что стало проявляться в уже более оформившихся галлюцинациях слухового и визуального характера.[17]

По словам любимой жены Мухаммада Аиши, во время одного из таких уединений, в пещере горы Хира к нему явилось некое существо с повелением: «Читай!», на что курейшит ответил, что он не умеет читать.[18] Далее в хадисе описываются ощущения новоявленного «пророка»: «Тогда он взял меня и сжал так, что я напрягся до предела, а затем он отпустил меня и снова велел: «Читай!»». Так повторялось еще дважды, после чего будущего основателя ислама охватил страх, и он вынуждаемый насилием произнес первые аяты Суры «Сгусток» (К.96: 1-3) (Бухари 3).[19] По опыту православной духовной жизни нам известно, что страх во время каких-либо духовных явлений также может свидетельствовать и о воздействии на человека падших духов.[20]

Можно по-разному оценивать произошедшее событие, но для медиков мы опять находим материал, который однозначно можно классифицировать как удушье и судороги, или, по словам современников «пророка», — «трясение».

Сейчас сложно однозначно определить происхождение этих припадков, однако все они достаточно точно описываются в специальной медицинской литературе. В «Справочнике невропатолога психиатра» описываемая симптоматика характерна как для истерического, так и для эпилептического припадка.[21] Профессор Олег Георгиевич Большаков, известный отечественный историк и арабист, приводит мнение профессора психиатрии А.Е. Лучко, который говорит, что симптомы, наблюдавшиеся у основателя ислама, характерны для височной эпилепсии: звон в ушах (звон колокола у Мухаммада), обострение восприятия, покраснение лица, обильное потоотделение, судороги.[22] «Для страдающих ею, по словам профессора, характерны чрезвычайно яркие галлюцинации, обостренное восприятие запахов (Мухаммад очень любил благовония), повышенная сексуальность, удовлетворение которой обостряет течение недуга».[23] О столь характерных проявлениях заболевания говорится в достоверных хадисах у Бухари (Бухари 187, 188).[24]

Здесь же можно привести мнение, которое высказывается Г.В. Сегалиным. Он считает, что в случаях, когда есть спор между различными специалистами о диагнозе заболевания, и «где одни авторы говорят в пользу эпилепсии и другие в пользу истерии — всегда можно, не склоняясь ни в ту, ни в другую сторону, смело говорить об аффективной эпилепсии».[25]

Надо сказать, что все серьезные исследователи, которые занимались вопросом о характере «пророческих» откровений арабского посланника, пришли к выводу о ненормальности психофизического состояния Мухаммада. Например, советский и российский арабист и исламовед Ефим Анатольевич Резван считает, что в данном случае мы имеем дело с типичным случаем измененного психического состояния (ИПС) или трансом. При этом сами трансы основателя ислама типологически схожи с практикой языческих шаманов.[26] Если первые «откровения» приходили к Мухаммаду неожиданно, то со временем, как пишет Е.А. Резван, «Пророк, очевидно, научился приближать такое состояние или заворачиваясь с головой, или читая медленно Коран ночью, поддаваясь особому самогипнозу».[27] (См. Видео в статье!)

Так начиналась история новой религии арабов, в основе которой, как мы видим, лежат неоднозначные процессы, происходившие либо с нервно-психической системой Мухаммада, либо связанные с воздействием на него падших духов, что воспринималось им как откровения свыше.

Другими словами, никакого в положительном смысле божественного объяснения состояний Мухаммада мы не находим — все достаточно адекватно можно объяснить при помощи православного учения о духовной жизни человека или же при помощи современной медицины, в частности, невропатологии и психиатрии.

P.S. прот. Димитрий Полохов. Нравственный облик Мухаммада и его пророческие притязания ; Ф. Смирнов. Зависимость мнимобожественных откровений Корана от обстоятельств жизни Мухаммеда; на Сайте — Мухаммад, Коран и христианство.

Примечания:

[1] Крымский А.Е. Указ. соч. С.61-63. См.: Ислам классический: энциклопедия. СПб.: Мидгард, 2005. С.116.

[2] Крымский А.Е. Указ. соч. С.63.

[3] Ибн Хишам. Жизнеописание пророка Мухаммада. М., 2005.С.90.

[4] Крымский А.Е. Указ. соч. См. Примечание 2 на С.64-65.

[5] Дози Р. Религиозные легенды // Крымский А.Е. История мусульманства. – С.241-242.

[6] Сахих аль-Бухари. Достоверные предания. М.: Умма, 2005. С.107; 587-590. Ибн Хишам. Указ. соч. С.163-165. Многие мусульмане сомневались в правдивости этого рассказа, что отразилось и в Коране (Коран 17:60), а некоторые даже отступили от веры (см.: Ибн Хишам С. 165; Крымский А.Е. Указ. соч. С. 245).

[7] См.: Ибн Хишам. С.66.

[8] Дози Р. Указ. соч. С.242.

[9] Большаков О.Г. Указ. соч. Т.1. С.237. Ср. Ибн Хишам. С.100.

[10] Там же. С.74.

[11] Ибн Хишам. Указ. соч. С.60-61.

[12] Цит. по: Сегалин Г.В. Эвропатология гениальных эпилептиков. Форма и характер эпилепсии у великих людей. Магомет // http://www.pravoslavie-islam.ru/segalin.htm. У исламоведов не вызывает никакого сомнения реальность подобных припадков у Мухаммада. О судорогах и пене изо рта во время получения «откровений» пишет Е.А. Резван (Коран и его мир. СПб., 2001. С.127).

[13] Сегалин Г.В. Указ. соч.

[14] Сахих аль-Бухари. С.111.

[15] Там же. С.292-293.

[16] См.: Крымский А.Е. Указ. соч. С.65.

[17] См.: Справочник невропатолога-психиатра / Под общ. ред. чл.-кор. АНСССР проф. Н.И. Гращенкова. М., 1965. «Из психопатологических проявлений чаще всего наблюдается истерическое сумеречное состояние (сужение сознания), которое характеризуется своеобразным выключением больного из реальной обстановки. Определяющим же все поведение больного в этот период являются доминирующие, психогенно обусловленные яркие представления, полностью овладевающие больным и нередко принимающие галлюцинаторный характер». (С.341). В случае с эпилепсией, у больного наблюдаются разнообразные нарушения со стороны органов чувств. «Часто это зрительная аура, которая может выражаться в элементарных или сложных зрительных галлюцинациях» (С.420).

[18] По мнению некоторых исследователей здесь мы имеем дело с очередным исламским мифом о «неграмотности» Мухаммада. По словам М.Б. Пиотровского подобная теория была необходима для того, чтобы соответствовать «общей концепцией мусульманской теории пророчества, согласно которой Мухаммад был неграмотен и потому как бы особо чист и открыт для божественного откровения. Основой для этой концепции послужила кораническая формула ан-наби аль-умми (См.: К.7:157-158). Слово умми принимает при таком толковании свое самое бытовое значение — «невежда», «неграмотный».

Между тем ни этот коранический аят, ни наши знания, о жизни Мухаммада не дают оснований безоговорочно считать его неграмотным. В Коране умми означает человека, не принадлежащего к народу, который обладает священными писаниями, так, иудеи и христиане Аравии называли, видимо, аравийцев-язычников… Соответственно перевод «я не умею читать» оказывается не обязательным, но лишь возможным, равноправным с «что мне читать?». Этот пример может дать читателю некоторое представление о том, сколько проблем, вопросов и разногласий содержит в себе, казалось бы, хорошо изученная и много раз описанная история возникновения ислама». (См.: Пиотровский М.Б. Коранические сказания. М., 1991. С. 169. Прим.2.). Сомневается в неграмотности Мухаммада и Петрушевский И.П. (Ислам в Иране в VII – XV веках: Курс лекций. СПб., 2007. С.21). Интересен в этом отношении и хадис Бухари, в котором утверждается, что Мухаммад писал одно из своих посланий. (Бухари 58) (См.: Сахих аль-Бухари. Достоверные предания. С.49). Ибн Хишам. Указ. соч. С.442.

[19] Сахих аль-Бухари. Достоверные предания. С.22.

[20] Почти за 200 лет до рождения Мухаммада великий православный святой — преп. Макарий Великий (Египетский) (†391 г.) в своих беседах писал, что духовным искателям диавол может являться как во сне, так и наяву «извне в виде призраков, чтобы похитить их ум» (Слово 5, 3,1), и в подобии света (Слово 54, 4,1). Одним из признаков, по которому можно узнать действие лукавого духа является смущение и замешательство (Слово 5, 3,1). (См.: Преподобный Макарий Египетский. Духовные слова и послания. М.: Индрик, 2002. С.486-487, 782-783).

Еще раньше, учитель преп. Макария — преп. Антоний Великий (†355 г.), дал вполне определенные критерии различения духовных видений. По его словам, видения святых всегда носит кроткий характер, и вызывают в душе радость, веселье и невозмутимость помыслов. Если же некоторые люди приходят в страх при явлении добрых ангелов, «то явившиеся в то же мгновение уничтожают этот страх своею любовью» (см.: Лк.1:13; 2:10; Мф.28:5). Нашествие злых духов всегда сопровождается шумом, возмущением, угрозой смерти. Отчего в душе немедленно происходит боязнь, смятение, беспорядок помыслов, уныние, страх смертный и т.п. (Житие преп. Антония 35-37). (См. Антоний Великий, преп. Поучения / сост. Е.А. Смирнова. — М.: Изд-во Сретенского м-ря, 2008. С.440-442).

[21] Справочник невропатолога-психиатра. С.339, 420. Есть еще одна интересная деталь все которая дает нам почву для размышлений. Дело в том, что при припадках Мухаммада его жена Хадиджа, как мы знаем, окропляла своего несчастного мужа водой (см. выше), но именно этот способ описывается как одно из средств для прекращения истерического припадка у больного в медицинской литературе. (Там же. С.340).

[22] Большаков О.Г. Указ. соч. С.238.

[23] Там же.

[24] О сексуальной невоздержанности и похотливости «пророка» см.: Сахих аль-Бухари (187, 188). С.92-93.

[25] Сегалин Г.В. Указ. соч. (Особенностью аффективной эпилепсии является течение заболевания без исхода в слабоумие. Это объясняет тот факт, что Мухаммад проявлял незаурядные способности и в то же время страдал от эпилепсии.).

[26] Резван Е.А. Коран и его мир. С.116, 120.

[27] Там же. С.127.

Добавить комментарий

пять × 3 =