В.И. Ленин как миф

Советскому научному атеизму и мифологической теории библейской критике, «доказавшей» несуществование Иисуса Христа, посвящается… 🙂

«Тот, кто знает, тот поймет!)))

Рассмотрим этот вопрос, используя историко-критический метод и все наработки в области мифологической школы библейской критики в варианте советского научного атеизма (new).

Образ Владимира Ильича Ульянова (Ленина) в настоящее время вызывает у исследователей много, вопросов. Рассмотрим основные направления научной мысли, которая пытается постичь загадку историчности этой личности.

Начнем мы с самого главного определения — «Ленин». Затем посмотрим, как сформировался образ Владимира Ульянова и займемся исследованием процесса историзации этого мифического образа.

Издавна в России были живы т.н. «ленинские упования, ленинские чаяния». Угнетенный народ веками ожидал некоего «Ленина», о котором слагал многочисленные легенды. Степан Разин и Емельян Пугачев в свое время воспринимались в народе как ленины, но их восстания терпели поражения и не исполняли ленинских упований. Поэтому определение «Ленин» ни за одним из них не прижилось. И только некая мифическая фигура, якобы возглавившая октябрьское вооруженное восстание, удостоилась этого почетного титула.

Уже здесь возникают серьезные вопросы с историчностью этого события. Всем известно, что большевики — предтечи коммунизма? пришли к власти в результате т.н. «Великой октябрьской социалистической революции 1917 года». Однако, наряду с этой датировкой народное сознание, которое индоктринировалось атеистической властью, воспроизводило иную дату этого события.

Старшее поколение еще помнит советские открытки о празднике и стихи, которые заставляли учить в школе, где были такие строки, посвященные «Октябрьской революции»: «День 7 НОЯБРЯ – красный день календаря». Здесь можно заметить первоначальную бинарность ранних этапов формирования мифа о Ленине, а не следствие советской календарной реформы, как пытаются нам возразить разного рода антирелигиозные мракобесы. 

В.И. Ленин как миф

Но откуда же взялось само слово «ленин»?

При тщательном лингвистическом анализе оказалось, что оно восходит к латинскому LENIS- НЕЖНЫЙ, LENIMEN — УТЕШЕНИЕ. По другой версии слово восходит к латинскому LENO (LENONIS) — СВОДНИК, СОВРАТИТЕЛЬ. Возможно, в народном сознании оба слова слились в единое понятие, и угнетенный народ веками ожидал пришествия своего «НЕЖНОГО УТЕШИТЕЛЯ»; «НЕЖНОГО СОВРАТИТЕЛЯ». Это представление и родило в русском языке эпитет «ленин». Соответственно пострадавший от такого интеллектуального насилия усваивал себе имя «верный ленинец», как было принято в советские времена.

Наиболее историчным можно считать предание Твардовского, выраженное в его поэме, которая первоначально называлась «Ленин-печник». По свидетельству видного российского историка Ключевского, в Симбирской губернии действительно жил некий печник, УЛЬЯН ВЛАДИМИРОВ. Этот печник был осмыслен Твардовским, как Ленин. В первоначальной версии поэмы печник ведет САМ С СОБОЮ внутренний диалог, в котором осознает себя Лениным.

 Позднейшее коммунистическое предание разделило Ленина и печника, и в результате появилась переработка знаменитой поэмы, под новым названием «Ленин и печник». В ней уже прослеживаются нотки будущего культа «товарища Ленина», в котором заметны тенденции к тоталитарности и необходимости религиозных жертвоприношений. Об этом часто будут говорить представители ранней коммунистической религии, требуя от попавшего под их гнет народа «жертв во имя революции».

Об этом свидетельствую также строки, претерпевшего трансформацию произведения, приписываемого теперь А. Твардовскому:

«Но печник — душа живая,

 Знай меня, не лыком шит!

 Припугнуть еще желая:

— Как фамилия?- кричит.

Тот вздохнул, пожал плечами,

Лысый, ростом невелик.

— Ленин,- просто отвечает.

— Ленин? — Тут и сел старик»

Неизвестно на сколько лет сел старик, но следы первоначального репрессивно-экспрессивного культа Ленина можно еще обнаружить в этом произведении (см. Ленин и печник)  

Однако как Ульян Владимиров превратился во Владимира Ульянова?

Здесь на образ Ленина наложился еще один известнейший персонаж русского фольклора — ВОВОЧКА. Об этом свидетельствует следующая народная легенда:

Приходит Вовочка в школу, подкладывает учительнице кнопки на стул. Учительница заходит, видит кнопки и говорит: «Вовочка, у тебя в семье ТАКОЕ ГОРЕ, а ты!.. Вовочка удивляется, но идет на свое место. Сидя за партой, он дергает соседку за косичку. Та поворачивается и говорит: «Вовочка, у тебя в семье ТАКОЕ ГОРЕ, а ты!..»

Вовочка приходит домой и спрашивает маму: «Мама, все в школе говорят: у тебя в семье такое горе, такое горе. А что случилось? Мама отвечает: «Как, Вовочка, ты не знаешь? Наш Саша в царя стрелял!?[1]

Итак, печник Ульян Владимиров, слившись с Вовочкой, превратился во Владимира Ульянова.

Каким же образом Владимир Ульянов отождествился с Лениным?

Интересную версию появления Ленина мы находим в произведениях древних коммунистических поэтов-бардов (скальдов и министрелей).

Особенно следует выделить произведение, приписываемое Андрею Вознесенскому (заметим в этом имени явное влияние христианства – Андрей Первозванный и праздник Вознесения). В своем стихотворном «евангелии» Вознесенский приоткрывает нам тайну появления Ленина, который отождествляется с мистическим «духом Революции»:

«Я в Шушенском. В лесу слоняюсь.

Такая глушь в лесах моих!

Я думаю, что гениальность

Переселяется в других.

‹…›

Но вот в стране узкоколейной,

шугнув испуганную шваль,

в Ульянова вселился Ленин,

так что пиджак трещал по швам!

Он диктовал его декреты.

Ульянов был его техредом…»[2].

Интересным представляется свидетельство еще одного революционного барда – В. Маяковского, который в своей поэме «Владимир Ильич Ленин» раскрывает нам первоначальные формы религиозного поклонения Ленину, напоминающие покаянную практику первых христианских общин:

«Я
себя
под Лениным чищу,
чтобы плыть
в революцию дальше».[3]

Здесь однозначно речь идет о духовном очищении, т.е. покаянии. Очевидно, что в данном случае прослеживается явное заимствование из христианства в культе Ленина. Неслучайно именно с христианством, вступает в эдипальный конфликт (по Фрейду) советский научный атеизм (см. Символ веры атеиста).

Также возможно на формирование образа Ленина оказал влияние древний финский миф о некоем УЛЛЕ-ЛЕЕНА. По финской легенде Улла — Леена, седовласый старец, живет в каменном шалаше, на берегу озера, в полном одиночестве и переписывает историю мира. Слияние этого образа с вышеуказанными и вызвало в народе ассоциации с Лениным.

Именно на берегу озера, а не в Шушенском и не в Разливе писал Ленин свою историю по первокоммунистическим преданиям. Версии Шушенского и Разлива появились только позже, после строительства в тех местах Саяно-Шушенской ГЭС и появления в окрестностях пиво-водочных павильонов в советский период. (см. Шалаш Ленина

Ленин как миф
Ленин в Разливе. Взято с просторов Интернет
 Теперь перейдем к вопросу о том, как первокоммунистические общины ввели мифический образ Ленина в историю?

 Родился мифический Ленин на 1 месяц позже весеннего равноденствия, умер на 1 месяц позже зимнего равноденствия.  Здесь мы видим отражение в народном сознании цикла умирающей и воскресающей природы. Но и указание на то, что Ленин прорывает этот круг, превосходит этот цикл.

Мифические родственники Ленина и его фиктивное родословие построено по христианским образцам (а мы знаем, что коммунизм, как новая религия, стремился заменить собой христианство). По христианским преданиям только два человека были вознесены живыми на небо — Пророк Илия и Дева Мария, мать Иисуса. ОТЕЦ Ленина — Илья. МАТЬ Ленина — МАРИЯ БЛАНК (нем. blank — «белый, чистый»), т.е. белая, символ вечной жизни и непорочности.

Братья и сестры — как и в христианстве — так коммунисты первоначально называли всех членов своих общин. Впоследствии стали говорить «товарищ», без указания на пол.

Мифическая жена Ленина, НАДЕЖДА Константиновна — это выражение древнего архетипа вечной девственницы, владычицы Озера (как та, что подарила королю Артуру меч Экскалибур в кельтских легендах). По коммунистическому преданию Она являлась Улле-Леену в образе женщины, больной базедовой болезнью, и мешала ему переписывать историю мира. Чтобы она от него отстала, он женился на ней.

ТЕЛО Ленина, которое находится в мавзолее, на самом деле принадлежит другому человеку. Некая эсерка, Фани Каплан, пыталась застрелить своего любовника, который хотел ее бросить. Народ, на волне борьбы с эсерами и из желания материализовать своего ленина, забрал это тело и канонизировал его. Настоящее имя любовника Каплан до сих пор хранится в тайне (см. ниже: Сочинение о Ленине. ЕГЭ. Оригинал).

Но в народном сознании Ленин не мог умереть. Отсюда — древние коммунистические лозунги: «ЛЕНИН ЖИЛ, ЛЕНИН ЖИВ, ЛЕНИН БУДЕТ ЖИТЬ». ЛЕНИН УМЕР, НО ТЕЛО ЕГО ЖИВЕТ и др.

Также в тяжелые годы народных испытаний, порожденных плановой советской экономикой, народ совершал паломничество к ритуально-религиозному комплексу в виде ступенчатой пирамиды – зиккурата, построенной на Красной площади над могилой предполагаемого Ленина. Обычно проходя мимо тела «вождя мирового пролетариата» бедствующие люди обращались к мумии со словами древнего заклинания: «Ленин, Ленин, открой глазки! Нет ни сыра, ни колбаски!». В этом выражалось чаяние народа на заступничество Ленина и облегчение жизни простых людей.

Интерес представляет ИКОНОГРАФИЯ Ленина. Особенно вопрос КЕПКИ. Есть свидетельства, что первоначально это был НИМБ. Затем он материализовался и стал изображаться в виде кепки. Отсюда изображения Ленина в кепке.

Когда кепка окончательно субстанционализировалась, стала существовать сама по себе, появились изображения Ленина с кепкой в руке. И даже Ленина с двумя кепками (одна в руке, другая на голове). Такое изображение принято называть Ленин-ДВОЕКЕПЕЦ. (см. у С. Давлатова. «Чемодан»)[4] 

В.И. Ленин как миф

Кратко остановимся еще на одном вопросе — ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЛЕНИНА:

В 30-е годы была создана богатейшая литература, приписанная впоследствии самому Ленину. Канон ленинских произведений формировался долго. Окончательная редакция наступила только в 60-е годы. В апокрифическом «Письме к Съезду» видны явные реминисценции XX съезда КПСС.

В связи с вопросом кристаллизации личности Ленина, стоит отметить еще один научный факт: раздвоение Ленина. Изначально добро и зло в Ленине были нерасчленимым единством. Со временем образ Ильича идеализировался и из него выделилась самостоятельная ипостась, олицетворение темной стороны, известная в народе как Феликс Кровавый, он же Железный, он же Чугунный, он же Дзержинский, он же Эдмундович. Об этом процессе свидетельствует древняя легенда о том, как Ленин с Дзержинским пропивают броневичок, как бы подсознательно препятствуя наступлению «мировой революции», — явлению будущего женского божества в коммунистической мифологии. При чем Дзержинский остается в броневичке, т.о. образом крепкая мужская дружба пытается сопротивляться феминистической стихии и гендерному катарсису.

Для подтверждения серьезности ленинологических исследований можно упомянуть еще одну деталь: бревно и субботник. В мифологоческом сознании древних коммунистов были тесно связаны бревно и субботник. Бревно, как фаллический символ, олицетворяло древний культ плодородия и одновременно было выражением архетипа arbor mundi — древа мира. Связь Ленина с бревном свидетельствует о восприятии Ильича как рождающее начало нового мира.Ленин как миф

 

О том, что здесь мы сталкиваемся с очевидным мифологическим сюжетом свидетельствует количество участников этого первого субботника, которые якобы несли вместе с Лениным вышеупомянутое бревно. Если сложить воспоминания всех «участников» этого ритуального действа, то длинна бревна составила бы прим. 1 километр, что в реальности быть не могло[5].

Предание о субботнике родилось в еврейских коммунистических общинах, которые противопоставляли новую религию не христианству, а иудаизму. (О религиозном почитании «бревна Ильича – Ленина» см. Сергеев А. Бревно)

Можно долго распространяться на другие не столь значительные темы, связанные с Лениным. Например, Ленин и дети, Ленин и елка, Ленин и «Аврора», Ленин и ходоки, Ленин и Цюрих, Ленин и коммунистический рай, Ленин и Бонч, Ленин и Бруевич и т.д. Но на это у нас нет времени. Поэтому мы завершаем свой рассказ.

Надеемся, что даже на таком небольшом количестве рассмотренного материала мы убедительно показали, что Владимира Ильича Ульянова-Ленина в истории не существовало.

Это миф, созданный первыми коммунистическими общинами, подвергавшийся многочисленным редакциям и глубоко укорененный в вере и древних хтонических народных эпосах.

P.S. Как пример формирования мифологического образа Ленина в литературе, предлагается посмотреть этот материал: «Сочинение о Ленине. ЕГЭ. Оригинал» ; Попытка быть оптимистом (диакон А. Кураев. Христианин в языческом мире или о наплевательском отношении к порче. Тенденции в религиозной жизни России начала нового тысячелетия.)

Примечания:

[1] Речь идет о том, что у Вовочки – будущего Ленина, был старший брат — Александр Ульянов, готовивший покушение на императора Александра III. Казнен в 1887 г.

[2] Вознесенский А. «Я в Шушенском…»

[3] Маяковский В. Владимир Ильич Ленин. 

[4] См. о памятниках Ленину

[5] «У Ленина было бревно и сорок помощников для перетаскивания бревна по Красной площади. «Но на Красной площади нет бревна», — скажете вы. Верно. Ленин, не сумев его нигде пристроить, отдал его голодным детям» (Козак А. Что было у Ленина?   См.: Ленин и бревно)

Добавить комментарий

13 + 9 =