Историческая достоверность Евангелий

Синайский кодекс (IV в.) Евангелие от Матфея 6:4-32
Синайский кодекс (IV в.) Евангелие от Матфея 6:4-32

Крейг Бломберг, почетный профессор Нового Завета.

Насколько можно доверять основным портретным чертам Иисуса, данным в Новом Завете? Многие исследователи склонны дать негативный ответ. Семинар Иисуса стал самым известным собранием таких исследователей в 90-х годах, когда они начали утверждать, что только 18 процентов высказываний, приписываемых Христу, и 16 процентов деяний в том виде, как они даны в четырёх канонических Евангелиях от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, плюс апокриф от Фомы, более или менее соответствуют тому, что Он действительно сказал или совершил. В то же самое время, ещё более представительный срез учёных, начиная приблизительно с 1980 года и по настоящий момент, положил начало тому, что стало именоваться «третьим поиском исторического Христа», в котором проявляется больше оптимизма в отношении того, как много мы можем узнать (из Евангелий), прочитываемых в свете других культурных исторических событий этого дня. В данной статье рассмотрены 12 моментов, которые в совокупности подтверждают историческую достоверность Евангелий, особенно синоптических (от Матфея, Марка и Луки). Ни одно из этих доказательств не предполагает заранее христианской веры; все они следуют общепринятым историческим подходам в оценке достоверности широкого спектра древних документов.

  1. Если сравнить с любой другой литературной работой древности, то мы можем испытывать несоизмеримо большую уверенность, работая над воссозданием того, о чём могли сообщать изначальные тексты Евангелий. Хотя не сохранилось ни одной авторской рукописи, но простой объём манускриптов (от ничтожных фрагментов до полного Нового Завета) – 5000 только на древнегреческом – существенно превосходит еврейские, греческие или римские литературные источники, и учёные счастливы, если манускрипты последних можно количественно выразить двузначным числом! Умение и научный подход исследователей текстов позволяет им датировать, классифицировать, сравнивать и противопоставлять эти документы там, где различаются, и определять с точностью 97-99% предполагаемое содержание оригиналов. Имея самые старые из фрагментов Евангелий, несколько стихов от Иоанна, 18, относящиеся к приблизительно 125 году н.э., мы находимся в пределах жизни одного поколения с момента появления оригинала данного документа. Ибо большинство других древних работ показывает разрыв, по крайней мере, в несколько столетий между появлением оригинала и существующими самыми старыми копиями. Ничто из сказанного не говорит о правдивости содержания Евангелий, но всё же означает, что нам известно, что их авторы провозглашали, чего мы не можем сказать зачастую с полной уверенностью о других авторах древности.
  2. При желании авторы вполне могли точно излагать исторические события. Христиане традиционно утверждают, что Евангелия были написаны двумя самыми близкими последователями Иисуса (Матфеем и Иоанном), третьим был Марк, который точно воспроизводил воспоминания Петра, стоявшего во главе Двенадцати, и четвёртым был Лука, кто тщательно расспрашивал очевидцев жизни Иисуса, а также сверялся с ранее написанными источниками (Лука 1:1-4). Более скептически настроенные исследователи часто предлагали подумать об анонимных христианах I-го столетия, а не об учениках, возможно, тех четверых, что упомянуты выше. Но в любом случае мы находимся в двух шагах от сведений очевидцев.
  3. Консервативные исследователи по обыкновению относят Матфея, Марка и Луку к 60-м годам, а Иоанна к 90-м. Либеральные исследователи склонны привязывать Марка к 70-м годам, Матфея и Луку к 80-м, а Иоанна – к 90-м. но в любом раскладе мы имеем дело со свидетельствами, относящимися к первому столетию. Опять же, сравните последние два мнения с типичной ситуацией, касающейся других моментов древней истории и биографических фактов. Подробности жизни Александра Великого, однако, которые, по мнению большинства историков, могут быть восстановлены достаточно точно, зависят от свидетельств Арриана и Плутарха, относящихся к концу первого и началу второго столетия н.э. и касаются биографических фактов человека, который умер в 323 году до новой эры.
  4. Но были ли христиане первых двух поколений (30-100 гг. по Рождеству Христову) хоть как-то заинтересованы в сохранении исторической информации? По этому поводу часто выражалось сомнение, в основном по двум причинам. Первая причина: некоторые доказывают, что само восприятие возможности быстрого возвращения Христа на землю, чтобы положить конец этому веку, как мы это понимаем, уже предотвратило бы любой интерес заниматься ею, даже той её частью, что почитается как священная, если люди ожидают конца света в любой момент? В качестве примера можно посмотреть на евреев, по крайней мере, с восьмого столетия до н.э.! Их пророки всё время столетиями обещали, что «день Господа» вот-вот наступит, хотя народ Божий и признавал, что у Господа и тысяча лет как один день (Псал. 90:4), а события человеческие шли своим чередом. Вторая причина: некоторые утверждают, что идеологическая (т.е. теологическая) предвзятость авторов Евангелий неизбежно исказила бы исторические факты. Нет сомнений в том, что страстная приверженность определенной идеологии может привести некоторых авторов к несколько свободному обращению с историческими фактами, но определённые виды идеологических воззрений фактически требуют более лояльного отношения к ним. К примеру, евреи после Второй мировой войны именно в силу стремления избежать повторения Холокоста, который они претерпели при нацистах, стали в подробностях фиксировать все зверства, через которые они прошли. И именно те люди, которых эти события коснулись в меньшей степени, позволили себе поразительный пересмотр истории, что привело к существенному преуменьшению масштаба Холокоста и даже к его отрицанию вообще. Именно потому, что христианская вера стоит на том, что Христос жил, умер и воскрес согласно библейским утверждениям (1 Кор. 15), авторы Евангелий должны иметь серьёзное основание излагать события без прикрас.
  5. Но сумели ли они справиться с поставленной задачей? Ведь даже через тридцать лет после событий воспоминания о них начинают затуманиваться и искажаться. А иудаизм первого столетия представлял собой устную культуру, погруженную в процессе обучения в заучивание наизусть. Некоторые раввины удерживали в своей памяти все еврейское Писание (Ветхий Завет у христиан). Заучивание и сохранение без искажений информации одного Евангелия не составило бы ни для кого из тех, кто вырос в этой культуре, кто ценил воспоминания о жизни Иисуса и Его учении как нечто святое.
  6. Отчего же тогда мы не наблюдаем дословного сходства в Евангелиях? Почему, в первую очередь, возникла потребность более чем в одном Евангелии? Более того, дословное сходство у синоптиков, обычно воспринимается как признак литературной зависимости одного Евангелия от другого, или и того и другого вместе, от общего источника. Существует тьма причин, объясняющих эти различия. Многие вынуждены иметь дело с тем, что каждый автор предпочёл включить нечто или убрать из куда большей массы информации, о которой ему было известно (Иоанн 21:25). Отчетливые богословские акценты, своеобразные географические планы и более крупные вопросы литературного подтекста объясняют многие из этих предпочтений и умолчаний. Но даже там, где Евангелия содержат версии одного и того же события, дословный параллелизм оставляет достаточно свободы для пересказа, сокращения, расширения, объяснения и стилизации других частей повествований. Всё это было совершенно приемлемым по историографическим стандартам сегодняшнего дня и не следовало бы их рассматривать как ошибочные. Но современная гуманитарная наука также указывает, как известная гибкость и форма устного повествования сказались на случайных расхождениях многих из них с момента начала устной передачи христианского предания.
  7. Имеем ли мы тогда возможность предположить, что авторы Евангелий пытались написать что-то вроде древней истории или биографии, или же, скажем, романа или трагедии в форме драмы? Да, ибо самые близкие параллели с прологом Луки мы находим у таких довольно придирчивых историков как Иосиф Флавий в еврейском мире и Геродот, и Фукидид у греков.
  8. Еще одна пара доказательств способствует дальнейшему разбору этого вопроса. Так называемые «жесткие высказывания» Иисуса предполагают, что авторы Евангелий испытывали значительные ограничения относительно того, что им можно включить в текст, а что – нельзя. Хотя у Луки повеление Христа ненавидеть отца и мать (Лука 14:26) можно объяснить соответствующим местом у Матфея (Матф. 10:37), но Луке было бы много проще опустить этот момент полностью и тем самым избежать явного противоречия с заповедью Моисея чтить своих родителей без понуждения. То же самое можно сказать и о заявлении Христа о том, что день и час Его возвращения на землю никто не знает (Марк 13:32). Многих затруднительных мест в Евангелиях можно было бы избежать, если бы их авторы обладали хоть какой-либо свободой исказить предание так, как, вроде бы, это сделал Семинар Иисуса и авторы с подобным менталитетом.
  9. И наоборот, темы для дискуссий, с которыми Иисус никогда не обращается с речью в канонических Евангелиях, опять же говорят в пользу их точности. Спор о том, должны ли были взрослые иноверцы мужского пола подвергаться обрезанию (когда в мире не существовало анестезии) как знак соблюдения еврейского закона при переходе в христианство, угрожал внести широкий раздор в первое поколение христиан (Галл 2:1-10; Деян. 15). Самым лёгким для любого из авторов Евангелия было бы привести цитату из учения Иисуса по данной теме, или же придумать что-то, если бы они были свободны поступить таким образом. Но ни один стих нигде в канонических Евангелиях не излагает мнение Иисуса относительно роли обрезания среди Его последователей. То же самое можно сказать и о «иных» языках, о вопросе, который угрожал взорвать Коринфскую церковь 25 лет после смерти Иисуса (см. 1 Кор. 12-14).
  10. Около дюжины нехристианских авторов или текстов подтверждают немалое число подробностей, содержащихся в Евангелиях и касающихся жизни Иисуса: что Он был евреем и жил в первой трети первого столетия, родился в законном браке, был Он самозваным учителем, обретшим широкую известность, из выбранных мужей сплотил ядро верных учеников, пренебрегал еврейскими законами о правильном питании и принимал пищу с презираемыми, чем возбудил ярость самых видных евреев к себе, хотя некоторые принимали Его за Мессию, Он был распят Понтием Пилатом, но, как считают, был поднят из мёртвых своими последователями, которые положили начало новой религии, живущей по сию пору. Некоторые могут возразить, что, мол, всё это нельзя назвать обилием подробностей, но надо помнить, что в том мире, где почти все исторические и биографические записи фокусировались на царях, императорах, военачальниках, на людях, занимающих видное положение в религиозной сфере, на знаменитых философах, чьи «школы» пережили своих основателей, и на людях, преимущественно влиятельных и преуспевающих, — это уже примечательный факт, что Иисуса вообще упоминают нехристианские авторы I – III столетия. Кто до легализации христианства в IV-ом веке мог бы предполагать, что этот скромный, распятый на кресте учитель, даст начало религии, принятой большинством населения земли?
  11. Археология располагает уймой подробностей, имеющих эпиграфическое подтверждение в артефактах – существование купален Силоама и Вифезды в Иерусалиме с пятью воротами, как описывает Иоанн (5:2), префект Иудеи Понтий Пилат, совершение римлянами казней на кресте с забиванием гвоздей через лодыжки, существование рыбачьих лодок, могущих вместить 13 человек (Иисус и Его 12 учеников), гробница Каифы, урна с вероятными останками костей Иакова, брата Иисуса, и так далее. И все эти подробности в Евангелиях ставились под сомнение, пока не появились археологические подтверждения.
  12. Наконец, существует ещё христианское свидетельство о целой массе подробностей, содержащихся в Евангелиях. Христианские авторы второго столетия делают ссылки и даже цитируют не без одобрения значительные куски из Евангелий. Более того, написанное Иаковом, Петром и Павлом, совпадающее всё по времени или предшествующее письменным формам Евангелий, содержит многочисленные ссылки на Иисуса и случайные цитаты Его высказываний, что говорит о том, что они передавались широко из уст в уста в тщательно сохраняемой форме. Возможно, наиболее ярким примером является свидетельство о Христовом телесном воскресении, изложенное катехезическим языком в той форме, которая принималась и передавалась другим как устное предание, и, видимо, стало частью того, что было усвоено Павлом при его обращении, едва ли пару лет спустя по смерти Иисуса (1 Кор. 15:1-3). И это были не легенды поздних Эллинов, возникшие существенно позже жизни Иисуса, простого еврейского рабби… Это были революционные заявления, сделанные Его последователями изначально!

Оригинал статьи находился здесь: http://www.4truth.net/site/apps/nl/content3.asp?c=hiKXLbPNLrF&b=784441&ct=981289

См. еще на сайте: Почему Церковь признает четыре Евангелия?

Перевод с английского В.И. Евдокимов.

Добавить комментарий

семь + четыре =